«Брак нужно сохранять ради детей», — считалось во времена наших дедушек и бабушек. Это вбивалось в подкорку нашим мамам, и нынешнему поколению родителей часто приходится слышать: лучше потерпеть и все наладится. Так ли это на самом деле? На вопрос отвечает автор портала Ребёнок.BY.

«Сейчас я прекратила всяческие контакты с родителями...»

Марии 45 лет. Ее родители разводились всю жизнь. Семью они сохранили ради детей, но легче от этого никому не стало.

— Детей в семье было двое: я и младший брат. Папа выпивал, бывало, что его приносили с работы и бросали у ворот нашего дома. Мама срывалась на мне и била меня. Когда я была совсем маленькая, оказалось, что у папы есть любовница. Мама, узнав об измене, даже хотела сделать аборт. Папа обещал, что все изменится... Но все осталось по- прежнему.

Чтобы спасти брак, родители уехали на заработки в другую страну. Там вроде все наладилось: папа перестал пить, оба работали. Но мама простить измену мужа не смогла. Она все время вспоминала любовницу отца и провоцировала скандалы.

Папа чувствовал себя виноватым и постоянно извинялся. Я все время видела: или мама плачет, или родители ругаются. Детям преподносилось, что отец плохой, а мама все для нас делает. Но папа, на самом деле, ничего плохого детям не делал.

Мама часто спрашивала у нас, как мы отреагируем, если родители разведутся. Я, будучи ребенком, говорила им, чтобы разводились. Но ничего не менялось.

Они до сих пор вместе, и мама вспоминает папину любовницу. Они могут даже подраться! Мама может поцарапать папе лицо, запустить чем-нибудь в него, они обзывают друг друга, не стесняясь внуков. Мне больно и неприятно все это видеть.

Раньше я старалась делать все ради мамы, ведь она так страдала. Еще я ее жутко боялась, так как она меня била, могла оскорбить. А я все терпела. Это же мама!

А сейчас я стала глубже понимать ситуацию, стала сопротивляться. Между мной и мамой возникли конфликты. Для моих родителей мои дети, мой муж — самый плохие, и я плохая мать. Сейчас я прекратила всяческие контакты с родителями. Детям они тоже не звонят и не интересуются, как они.

Я не бью своих детей и не кричу на них. Особенно очень боюсь обидеть дочь. Потому что я помню, как я себя чувствовала, когда меня били и обижали.

У меня опять «тупик 13»...

Светлана замужем «второй раз». Вернулась к мужу спустя два года после расставания.

— Познакомилась я с мужем 10 лет назад. Он был очень обходительным: готов был звезду с неба достать. Не смутило его, что у меня есть 15-летняя дочь от первого брака. Очень быстро — через полтора месяца — Олег сделал предложение. Я опешила, но он сумел убедить меня и даже моих близких, что это будет надежный брак. 

Стали жить в доме моего отца. Олег вскоре занял руководящую должность и стал редко бывать дома. У него началась веселая, своя, отдельная от меня жизнь.

Когда родился ребенок, на некоторое время Олег успокоился. Но вскоре вернулся к прежнему поведению. Атмосфера в семье была напряженная.

Сильным раздражителем для него стала моя дочь. Мужа раздражало, что на нее тратились деньги. Он оказался очень жадным и считал каждую копейку.

Мне пришлось выйти из декретного отпуска на работу. А когда его отдел сократили, он постоянно кричал, находил поводы для ссор. Я не выдержала, и после 5 лет брака подала на развод.

На судебном заседании Олег обещал, что исправит ситуацию, был таким «душкой», что судья чуть не прослезился.

Мне же он пообещал, что съездим куда-нибудь отдохнуть, и мы даже для убедительности зашли в туристическое агентство. Я «повелась». Заявление я забрала, а через неделю он сказал, что это я его уговаривала не разводиться. И никуда мы не поехали.

А потом произошел серьезный конфликт. Олег начал драку с моим отцом и в результате сломал ребра, а зятю нос. Эта была точка! Я его выгнала.

Два года мы жили отдельно. Но все это время он добивался моего расположения. За это время он сделал ремонт в своей квартире и позвал жить вместе. Обещал, что все будет по-другому. Сказал, что был злой из-за того, что не чувствовал себя хозяином в доме. И сыну нужен отец. Сыну нужно было идти в школу, удобнее было добираться оттуда, где жил бывший муж. И я, отключив эмоции, к нему переселилась.

Как мы сейчас живем? Когда Олег дома — это почти всегда конфликт. Всегда найдет из-за чего поорать: то на меня, то на сына. Но чаще он в разъездах, чему мы с сыном невероятно рады. Самое печальное в этой истории то, что сын видит эту агрессию и начинает его копировать. Вот это меня очень огорчает и я стала опять думать, что так быть не должно. У меня опять — «тупик 13».

«Сказал, что не хочет быть воскресным папой»

Вероника замужем 5 лет, дочери — полтора года.

— Когда мы поженились, мне было 23 года, а ему — 37 лет. Мне нравилось то, что муж гораздо старше меня: с ним я чувствовала себя как за каменной стеной. Но через некоторое время разница в возрасте дала о себе знать.

Я росла в семье, где родители и дети общались на равных. Мы с мамой могли громко ругаться, а через полчаса сидеть и болтать, как ни в чем не бывало. Мужу наши конфликты не нравились. Он привык, что родителей нужно во всем слушаться.

Еще его раздражало, что я звонила ему по 20 раз на день и могла расплакаться из-за ерунды. Меня же напрягали в нем скупость на эмоции: он не делился переживаниями, а уходил в себя. После свадьбы мы жили у меня дома, с моей мамой и младшей сестрой. Мне было легко, так как я жила там, где привыкла. Получалось, что у меня как бы две семьи, и мужа это раздражало.

Чаще ссориться стали после рождения дочери. Могли вспылить из-за одного слова или интонации, какой-то дикой ерунды! Однажды он попросил мою сестру убрать ноутбук, потому что он ему мешал. Сестра не послушалась, и муж забрал ее ноутбук на работу. Был скандал, в котором я заняла позицию сестры. 

Муж сказал, что я сделала свой выбор между двумя семьями и что нас ждет развод. Он собрал свои вещи и ушел. Я рыдала весь день.

Я смотрела на дочку и понимала, что готова пойти на все, лишь бы моя малышка жила в полноценной семье. Ведь у нее есть хороший папа, и никто не полюбит мою дочь так же, как он.

Муж немного пожил один и как-то пришел в гости к дочке, и нам удалось поговорить. Оказалось, долгое время он не чувствовал себя частью моей семьи. Да и я вела себя так, будто моя семья — это мама и сестра. В момент, когда я встала на другую сторону, он почувствовал себя лишним. Он признался, что пожив отдельно, понял, как ему важно каждый день видеть дочь, целовать и обнимать ее. Сказал, что он не хочет быть воскресным папой. 

После этой ситуации мы стали больше ценить друг друга и более бережно относиться к нашей семье. Муж понял, что все свои претензии нужно высказывать до того момента, когда «накипит», а я поняла, что моя семья — это муж и дочка. А от мамы мы вскоре съехали в свой дом.

Что будет дальше, пока непонятно, но мы намерены сохранять наш брак по крайне мере ради дочки.

Источник: rebenok.by



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше