Для чего после плановой операции выписывают через сутки, зачем врачи делают кесарево без показаний и почему в Колумбии почти невозможно добиться партнёрских родов, «Дэйли Бэби» рассказала Екатерина Визовская.

«В Колумбии рожают настолько рано, что я была в категории пенсионеров»

Мой муж — колумбиец. Когда мы познакомились, встал вопрос, в какой стране жить. Выбрали Колумбию, потом я забеременела, прилетела уже на пятом месяце и рожала ребёнка там.

Если один из родителей — гражданин Колумбии, ребёнок при рождении получает колумбийское гражданство, которое даёт право безвизового въезда в страны Евросоюза и получения туристической визы в США на 10 лет. 

До пятого месяца я наблюдалась в России, сдавала стандартные анализы, ходила на УЗИ. Приехав в Колумбию, встала на учёт в женскую консультацию, все анализы, сделанные в России, мне засчитали без проблем.

Могу назвать несколько отличий от России. Во-первых, в Колумбии запрещены аборты и не делают анализ на генетические отклонения. Во-вторых, здесь совсем иные представления о санитарии — например, понятие бахил или тем более сменной обуви отсутствует. В-третьих, я записалась на бесплатные курсы подготовки к родам и в свои 33 года была там самой старшей среди 15-летних молодых матерей — в Колумбии рожают настолько рано, что я была в категории пенсионеров. 

«На платных курсах для беременных мне говорили, что рожали с мужьями в тех же клиниках, где мне в партнерских родах отказывали»

Сюрпризом также оказалось то, что во многих районах Колумбии партнёрские роды до сих пор не приняты, хотя несколько лет назад здесь появилась тенденция к человечному подходу к родам, которая разрешает присутствие мужа, мамы, подруги или любого другого близкого человека.

Ещё одной не самой позитивной чертой является то, что здесь очень популярно делать кесарево без показаний. При этом эту тенденцию поддерживают как сами пациентки — дескать, это удобно и не больно, — так и врачи.

Женщине могут сказать: «Давайте сделаем вам кесарево, потому что родовая деятельность не начинается», хотя на самом деле причина может быть в том, что акушер хочет пойти посмотреть футбол. 

По этой причине я хотела рожать с платным врачом. Так хотя бы знаешь, кто будет принимать роды. В противном случае, рожая по страховке, назначают того врача, чья смена пришлась на время твоих родов. Меня такая ситуация не устраивала. Мне очень хотелось рожать с мужем и естественным образом. Казалось бы, такое простое желание. Но добиться своего оказалось очень непросто.

Мы живём в маленьком городе, на весь город всего три клиники. Я обращалась в каждую из них и спрашивала, есть ли возможность партнёрских родов. И везде мне отвечали, что в их клинике никогда не было подобной практики, и главный врач не одобряет такое. При этом на платных курсах для беременных мне говорили, что рожали с мужьями в тех же клиниках, где мне в подобных родах отказывали. Было ощущение, что я нахожусь в параллельной Вселенной.

«Я даже расплакалась, ведь я же ходила на курсы, училась правильно дышать при схватках, готовилась прыгать на фитболе, и все полученные знания оказались напрасными»

В Колумбии есть три типа страховки: для самых бедных, для среднего класса и аналог российского ДМС для богатых. Наша страховка относится ко второму типу и покрывает ведение беременности и роды, но для этого нужно быть застрахованным в течение 8-12 месяцев до постановки на учёт в женскую консультацию.

Мне посоветовали врача, который проводит партнёрские роды. Я обратилась к нему, но он сказал, что вообще роды с мужьями не приветствует, но исключения возможны только для обладателей ДМС. 

В итоге я нашла врача-итальянку, которая согласилась на роды в присутствии мужа, но она вела частную практику, и я должна была оплачивать отдельно гонорар врачу, аренду места в клинике и отдельную палату, если она необходима. Фиксированной суммы на роды по контракту здесь нет. Каждый врач и каждая клиника называют свою цену.

Я пришла в клинику, где уже не раз бывала и спрашивала о партнерских родах, сказала, что я хочу рожать с доктором Санторелли, и вдруг та же самая старушка в регистратуре, которая твердила мне, что у них никогда не было случаев родов с мужчинами, тут же сказала, сколько мне нужно доплатить.

Как оказалось, нужно было выйти на врача, который согласится на партнерские роды, и назвать его имя, так как город маленький и все друг друга знают.

В дальнейшем я вышла на главного гинеколога этой клиники и договорилась, что оплачиваю ему только гонорар за роды и постродовой контроль, а клинику полностью покрывает страховка. Это было более выгодно.

Я рожала в клинике матери и ребенка, которая специализируется именно на родах и ведении беременности. Другие клиники, где принимают роды, являются широкопрофильными, как обычные больницы.

Во время УЗИ мне говорили, что ребёнок очень большой, и лучше бы мне делать кесарево. Но мне так хотелось родить естественным путём, что я списывала всё на погрешность аппаратуры и не соглашалась на операцию. Но время родов уже подходило, а родовая деятельность всё не начиналась. Тогда доктор всё же в ультимативном порядке сказал, что нужна операция. Я даже расплакалась, ведь я же ходила на курсы, училась правильно дышать при схватках, готовилась прыгать на фитболе, и все полученные знания оказались напрасными.

Когда выдавали список вещей, необходимых в больнице, меня удивило, что нужно было взять с собой пустую пластиковую бутылочку. Как оказалось, душ в душевой без шланга, поэтому для интимной гигиены нужно набирать воду в бутылку и оттуда поливать себя. Температура воды при этом не регулируется — она всегда чуть тёплая. Ни горячей, ни холодной воды нет.

«Я родила, ребёнка унесли, врачи ушли, муж ушёл, свет выключили, мне стало так холодно и обидно»

Операцию мне назначили на 7 утра. Я радовалась, что все пройдёт быстро — ведь я рожаю платно с хорошим врачом. Меня переодели в специальный халат, забрали телефон и отвели в комнатку 5×5 кв. м., где была только кровать и туалет. Мужа ко мне не пустили. Я пролежала там несколько часов, считая квадратики на керамической плитке. Нашла главврача, спросила, чего мы ждём. Он сказал, что операционная занята. Тогда я спросила, почему мужа ко мне не пускают. Он сказал, что, конечно, муж может быть со мной. Оказалось, что медсестра просто не хотела вникать в подробности и на всякий случай мужа не пустила. 

Не добавляло радости и то, что я была голодной — перед операцией нельзя было ничего есть, а родители как назло привезли из России копчёного палтуса.

И в этой крошечной комнатушке с мыслями о палтусе я пролежала 11 часов — вплоть до 6 вечера.

Потом меня отвезли в родовую, пришёл весёлый анестезиолог, сказал, что мне надо расслабиться, иначе анестезия не подействует. Хотя после таких слов расслабиться стало ещё тяжелее. Я попросила позвать ко мне мужа, его привели, одели в стерильный халат. Когда меня разрезали, анестезиолог стал говорить: «Ой, какой большой мальчик!» Я удивилась: «Как мальчик? По УЗИ была девочка». «Да? Тогда, может, и девочка» — парировал он. В такой ситуации присутствие мужа очень успокаивало и поддерживало, поэтому я была рада, что, несмотря на все препятствия, настояла на партнёрских родах.

Я родила, ребёнка унесли, врачи ушли, муж ушёл, свет выключили, мне стало так холодно и обидно. Потом за мной вернулись, отвезли меня к ребёнку в общую комнату, где все детки лежат под лампами. Затем нас вместе отвезли в реабилитационную палату и уже после этого мы попали в нашу обычную палату. В бесплатной палате было всего два человека, включая меня. Ребёнка взвесили, сделали осмотр по шкале Апгар, поставили первую прививку. 
Сразу после рождения ребёнка пришли люди из нотариальной конторы, обвели силуэт ножек, заполнили все документы. Мне нужно было просто прийти и получить сначала справку о рождении живого ребёнка, а затем свидетельство о рождении, которое делают с отпечатком ножек малыша.

«Мы жили на 4-м этаже в доме без лифта и подниматься на следующий день после операции по лестнице было то ещё удовольствие»

Меня наконец покормили, ребёнок плакал. Медсестра спросила: «Вы подгузник меняли?» «А что, это должна делать я? Меня никто не учил, я не умею!» — удивилась я. Тогда мне показали, как это делается.

Посещать молодую маму можно сразу после родов кому угодно. Ко мне приехали родители. Конечно, ни бахил, ни сменной обуви для посетителей не предусматривается.

После планового кесарева я провела в роддоме ровно 24 часа. После естественных родов уезжаешь ещё раньше. Это делается не от того, что в палатах нет мест. В Колумбии считается, что после родов надо как можно скорее активно возвращаться к привычному образу жизни, чтобы ускорить процесс реабилитации. Возможно, так и есть, но мы жили на 4-м этаже в доме без лифта и подниматься на следующий день после операции по лестнице было то ещё удовольствие. Хотя я пришла в себя довольно быстро даже без сильных обезболивающих — в первые дни только пила ибупрофен, который здесь выписывают от всех болезней. 

Медицина в Колумбии вообще вызывает много вопросов. На любой случай здесь выписывают пять стандартных лекарств. Получить медицинскую помощь можешь только по страховке. Без нее меня в бесплатном Центре здоровья отказались обслуживать даже после того, как я упала на улице в обморок. 

Но и со страховкой, приходя в клинику, ты изначально попадаешь к терапевту в случае со взрослыми и к педиатру в случае с детьми. И, какие бы жалобы ни были, очень сложно добиться, чтобы направили к конкретному специалисту или назначили анализы. Детям делают прививки несмотря на температуру. В то же время по сравнению с российскими врачами здесь гораздо проще относятся ко всему. Также здесь нет отдельных детских больниц, все общие. 

При этом даже минимальная страховка покрывает широкий спектр средств контрацепции, вплоть до имплантов сроком на 5 лет (подкожная контрацепция, или контрацептивный имплант — метод контрацепции, когда под кожу предплечья вводится небольшая полимерная капсула — Прим. Ред.). Правда этим пользуются, в основном, иностранцы. Также при больницах есть аптеки и, когда прописывают лекарства, оплачивается только минимальная стоимость за визит к врачу, а медикаменты выдают бесплатно.

«В детских садах обращают внимание на несуразные мелочи, а до элементарной детской безопасности дела нет»

С одной стороны, когда приезжаешь в страны Латинской Америки как турист, умиляет отношение местных к детям. Это лежит на поверхности, но, если смотреть глубже, здесь высокая доля эксплуатации детского труда, большая проблема с детским образованием.

Как таковых детских садиков в Колумбии нет. Есть учебные заведения, в которых учатся дети с 8 месяцев до 13 лет. Есть бесплатные школы, но там подозрительный контингент, плохие условия, большое число детей, распространено употребление наркотиков, и мы этот вариант не рассматривали.

В нашем районе я обошла все пять платных садиков. Четыре из пяти меня расстроили отсутствием дневного сна и элементарных норм безопасности. В одном садике к кабинету директора, расположенному на втором этаже, вела бетонная лестница без закрытых перилл. А внизу занимаются 4 группы и в каждой - по 30 детей. Уследить за всеми невозможно, дети могут легко туда залезть и упасть. Но зато у всех девочек должна быть красная обувь и нас в малиновых сандалиях не допустили бы до занятий. То есть обращают внимание на несуразные мелочи, а до элементарной детской безопасности дела нет.

И только пятый садик оказался замечательным. Индивидуальный подход, приятные люди, детей не кормят чипсами и кока-колой, прививают хорошие ценности, делая большой акцент на охране природы: они выпускают в море черепашек, делают проекты про китов. Дочка ходит в этот сад с 7:30 до 15:00, и мы платим за это около 200$ в месяц.

Спецпроект «Вокруг света за 40 недель»

Все материалы спецпроекта



Подпишитесь на нас в фейсбуке: