Кроме родителей, в жизни детей есть и другие взрослые, которые проводят с ними много времени и оказывают на них существенное влияние. Первыми в этом списке, как правило, становятся воспитатели в детском саду. Мы решили узнать у девушек, выбравших эту профессию, каково это — воспитывать чужих детей.

Елена, Санкт-Петербург
Воспитатель в логопедическом детском саду-гимназии

Я в профессии по любви, обожаю детей. После окончания пединститута долго не могла хорошо устроиться, поработала и продажником, и офис-менеджером, но потом, благодаря знакомствам, все же попала в очень хороший садик.

После пяти лет работы, кроме бесконечной любви к детям, меня уже ничего не держит в профессии. Потому что сама система убивает все желание быть хорошим педагогом.

Во-первых, очень много бумажной волокиты. Сделать ее во время рабочего дня нереально, я еще в первый год работы оставила эти попытки. Приходится брать домой. И вот ты пишешь, пишешь, пишешь, заполняешь бесконечные бланки и отчеты, а назавтра встаешь в 5:30 и идешь к детям с гудящей головой. И попробуй заполни что-то не так! Проверка, вызов на ковер и депремирование. Хотя все понимают, что эти бумажки — формальности. Но они крадут наше время у живых детей.

Потом родители. Сад у нас логопедический, это значит, что каждый, абсолютно каждый ребенок — с особенностями. Но почти всех можно отправить в первый класс уже как обычных детей, если заниматься. Вкладываться, сидеть, повторять. Да, трудно. Но мы ведь даже не просим родителей изобретать велосипед. Хотя бы закрепляйте то, что даем в садике мы (а у нас действительно стоящие занятия).

И что я слышу в ответ? «Некогда мне с ним заниматься», «Я его в сад отдала зачем? Работать за меня вы будете?», «Ой, да старшая тоже плохо говорила! Выросла и нормально все!»

А мне тяжело, больно смотреть на запущенных детей. На детей, которые в четыре года не умеют держать карандаш и ножницы. Которые не умеют пользоваться туалетом. Которые не могут посидеть на месте даже пять минут, срывая занятие всей группы. И у которых речь на уровне двухлеток. Я знаю то, что не понимают или не хотят понимать родители — чем больше времени мы упустим, тем сложнее потом будет ребенку догнать сверстников.

Миллион раз, чувствуя свое бессилие, говорила себе: «Все, ухожу!», но на следующее утро я снова вставала и шла к ним. И они дают мне все — любовь, силы, смысл.

Не романтизируйте профессию воспитателя. Это — адский труд, оправдывает который только огромная любовь к детям. И спасибо тебе скажут только они, да и то не все. Денег тут не заработать — даже я, работая в очень хорошем учреждении, получаю столько, что в отпуск езжу не каждое лето. Карьеры тут не сделать тоже.

Какая там фраза стала крылатой: «Учитель — это призвание»? Да, так и есть.

Надежда, Ижевск
Воспитатель

Работаю воспитателем шесть лет.

Выбор профессии был прост — мне нравилось находиться с детьми, общаться с ними. И нравилось изучать их психологию. Еще во время учебы в школе мой молодой человек подарил мне книгу по детской психологии, я совсем загорелась и в том же году без проблем поступила в педагогический колледж. И уже в годы учебы работала в дошкольных учреждениях.

И мне по-прежнему нравится моя работа, именно сама работа с детьми — быть с ними рядом, играть, дурачиться.

А вот сложности возникают скорее в работе с родителями. Очень много, к сожалению, родителей с завышенными требованиями к дошкольному учреждению, которые со своей стороны не желают вкладываться в ребенка.

К счастью, мне повезло — у меня не было больших конфликтов с родителями. Но знаю истории, где доходило до увольнения педагога по собственному желанию.

Как в любом госучреждении, у нас полно по сути бессмысленных мероприятий, которые требуют личного времени и совсем никак не поощряются. В придачу в свой выходной я обязана выйти, например, на уборку территории вокруг сада.

По моему мнению, система детских садов — не зло, но она явно не совершенна. Многое упирается именно в финансирование. Можно было бы улучшить оборудование, методические пособия, обучение педагогов. Да, сейчас это все есть, но далеко от идеала.

Для ребенка в систему, лично мне, хотелось бы добавить разнообразия. Изо дня в день мы выполняем одно и то же, практически без изменений. Моя дочь, например, быстро утратила интерес к садику, с мамой ей гораздо веселее.

Ну а для родителей детский сад — это огромный плюс. Если ребёнок в саду, значит, с ним занимаются, любят и оберегают. И не следует забывать о самом важном — социализации ребёнка, которая развивается именно в детском коллективе.

Анонимно, Москва

Я работаю в детском саду для детей иностранцев.

Расписание у нас не как в обычном детском саду — малыши под присмотром с раннего утра, но уходят домой после обеда. День состоит из Монтессори-сессии: работа с материалами, чтение, групповое занятие в круге, свободного времени и «активити», которые меняются каждый день: готовка, фитнес, арт, музыка.

В группе до 15 человек детей — два педагога.

Иногда организуем детвору более консервативными способами по типу русских заведений — насколько я знаю, в русских садах всё по принципу «дети сели, дети встали». Но в нашем саду акцент на индивидуальный подход и поддержку: «Ты прекрасно выглядишь!», «Отличная работа, малыш!», «Чем ты хочешь заняться сегодня?». Хотя по-английски это звучит не так оценочно, я полагаю.

Расписание есть и у нас, но не жесткое. Строго по времени только прогулка, ланч и уход по домам.

Смысл моей работы как Монтессори-педагога в том, что учитель не в центре, а рядом. Идет за ребенком, помогает, поддерживает.

В основе — «positive thinking» или позитивное мышление во всей красе — одобрение любых «каляк-маляк» — это чисто американский подход, в их садах и «началках» все именно так. Ну, это в идеале, конечно.

Дети любят сад, не хотят пропускать. Упор здесь на социализацию, свободу выбора, а уж потом на знания. При этом, в системе Монтессори дети в 3-4 года уже умеют писать и читать. И, с точки зрения методики, это лучший возраст для старта, в 6-7 уже поздно.

От воспитателей ребенок должен получать заботу, психологический и физический комфорт и обучение. Хотя, тут вернее будет сказать — внедрение прочного навыка заботиться о себе. Один из главных принципов — «Помоги мне сделать это самому». И знаете, ребёнок в три года отлично о себе заботится: еда, туалет, одевание, выбор материала для игры и развития. Напомню, что классических игрушек в системе Монтессори нет.

Иногда мы даже пишем письма родителям об успехах их детей. Но это, скорее, по желанию.

Безусловно, работа с иностранными клиентами — это другой уровень. Обучение достаточно дорогое. Особенно сейчас, когда курс опять вырос. И все равно, в сравнении с русскими садами у нас все очень круто. Другой уровень комфорта. Клиенты улыбаются, да вообще все улыбаются. А то, что у педагогов внутри, остается за стенами сада.

Анастасия, Славянск-на-Кубани
Воспитатель и логопед

Работаю воспитателем около 5 лет, хотя по образованию учитель русского языка и литературы. Пошла работать только потому, что у нас очень напряженно с работой, выбора нет. Логопедом работаю только год, занимаюсь на дому.

А самое сложное в работе с детьми — это, простите за игру слов, работа с их родителями. Бывает сложно, а то и невозможно объяснить некоторым супер-мамашам, что иногда дети падают, кусаются, плачут. Что могут вымазаться на прогулке, как поросята. Что от соски желательно отучать не в 10 лет и памперс хорошо бы снять до получения ребенком паспорта. 

Конфликты с родителями бывают у всех воспитателей, потому что, как ни старайся, всем не угодить. Одному жарко — почему не сняли курточку? Второму холодно — почему не одели?

Тем не менее, для детей садик — это, конечно, польза. Они учатся находиться в обществе, вырабатывается дисциплина. Хотя считаю, что если ребенок посещает какие-то развивающие занятия, можно обойтись и без сада.

Минус именно нашего сада — это, увы, отвратительное питание. Поварам на кухне дают картошки на ведро меньше, чем положено, и говорят просто добавить побольше воды. И так со всеми продуктами. Хотя сын мой говорит, что все вкусно, кроме рыбы.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше