О природе детских страхов и о работе над ними мы побеседовали с Ириной Станиславовной Саулиной, детским и семейным психологом с 25-летним стажем работы, членом Всероссийской профессиональной лиги психологов и психотерапевтов.

«Ну, а это что такое,
Непонятное, чудное, 
С десятью ногами, 
С десятью рогами?»
«Это Бяка-Закаляка Кусачая, 
Я сама из головы её выдумала».
«Что ж ты бросила тетрадь, 
Перестала рисовать?» «Я её боюсь!»

К. Чуковский

Пауки, темнота, собаки, змеи, гроза, замкнутые пространства. Науке известно несколько десятков тысяч фобий — страхов, доведенных до абсолюта. Вообще страх — это естественная эмоция, наш жизнеоберегающий инстинкт. Природа детского и взрослого страха очень похожа: например, ребенок боится отпустить маму, когда она оставляет его в детском саду, а взрослый — когда она уходит из жизни; ребенок боится, что ему не купят игрушку, а взрослый — остаться без работы и, соответственно, без денег.

Детская боязнь, которая не была своевременно проработана, остается с нами на всю жизнь. В детском возрасте психика наиболее восприимчива и уязвима, поэтому даже самая безобидная муха, если ее вовремя не идентифицировать и не обезвредить, имеет все шансы вырасти в монстроподобного слонопотама.

Страхи возникают не из ниоткуда, они прорастают на почве конкретных жизненных ситуаций; то, насколько глубоко им удастся пустить корни в сознании ребенка, во многом зависит от родительской реакции.

Страхи: ситуативные и возрастные

Страхи могут быть обусловлены внешними стимулами (психологи называют их ситуативными) или внутренними, возникающими по мере взросления ребенка (возрастные страхи). Но важно понимать, что страх — необходимая составляющая палитры эмоций, с помощью которой ребенок в соавторстве с окружающими его взрослыми пишет свою картину мира. Мы, взрослые, можем сгустить краски или наоборот — добавить картине яркости и сочности.

Ирина Саулина о ситуативных страхах: Допустим, во время прогулки ребенка облаяла собака. Один вариант реакции: «Не подходи к собакам, они, видишь, какие злые! Вот как бросилась бы на тебя сейчас и тяпнула, ай-ай-ай!» Так «добрый» взрослый может закрепить в сознании ребенка страх, и он в последствии будет бояться собак всех мастей. Другой вариант: «Ну, у собачек ведь бывает разное настроение. Вот сегодня, видимо, плохое, поэтому она залаяла — собаки же словами не могут объяснить, что с ними. А может, ты ее напугал — вон ты как звонко кричишь. С незнакомыми собаками надо быть осторожнее».

Никаких негативных обобщений, только спокойное объяснение — вот лучшая родительская стратегия в таких ситуациях. Будь то лающие собаки, падения с горок или качелей, конфликты с другими детьми или что-то другое — дайте ребенку понять, что он своими действиями сам спровоцировал ситуацию, и можно было бы ее избежать, веди он себя иначе. 

Кстати, родители и сами могут спровоцировать страх, заранее нарисовав негативную ситуацию: «Будешь палкой размахивать, собака на тебя бросится и покусает!»

Конечно, важно предупредить ребенка о возможной опасности, но опять же — мягко и спокойно: «Собаки не любят, когда кто-то машет палкой, они могут разозлиться. Давай лучше уберем палку, будем осторожнее».

Наверняка многие из нынешних молодых родителей смотрели «Младенец на прогулке», американскую комедию родом из 90-х. Главный герой фильма, малыш Бинк, с легкостью перебирается через пропасть между небоскребами по узкой балке, переживает падения и безо всякой задней мысли забирается в темную подземную трубу; три взрослых дядьки, пытаясь повторить его маршрут, жутко паникуют и получают множество увечий. 

Если отбросить киношные преувеличения, получится вполне достоверная картинка: младенцы — самые бесстрашные в мире существа! До года-полутора ребенок просто не осознает окружающие его опасности и воспринимает мир «как есть».

Появление страхов, например, боязни темноты, чужих людей, животных, свидетельствуют о развитии психики, образного мышления и фантазии.

И вот тогда-то темная комната превращается в таинственный мир, кишаший буками/привидениями/страшными дядьками (нужное подчеркнуть), а высокая горка кажется Эверестом, падение с которого так легко представить во всех подробностях. Что делать родителям? Понимать, что их ребенок взрослеет и развивается, продолжать вести себя спокойно и быть для малыша оплотом уверенности.

Ирина Саулина: Категорически нельзя стыдить ребенка за страхи, вешать ярлыки  типа «трусишка», «бояка». Также не стоит недооценивать такие эмоции и проявлять к ним пренебрежение, в духе «да ладно, чего тут страшного, не придумывай!» Так вы оставляете малыша один на один со своим страхом и рискуете закрепить его. А нужно — протянуть руку помощи и вместе с ребенком шагнуть навстречу страху, исследовать его. Но делать это надо мягко, в пределах его психологического комфорта, можно в форме игры. Например, ребенок боится темноты. Возьмите фонарик или свечку и вместе с ним исследуйте комнату, рассеивая пугающую тьму светом, сопровождая все спокойными объяснениями. После исследований можно вместе сочинить сказку или стишок, или вспомнить уже написанный Агнией Барто «Фонарик».

К слову, воображение детей часто заселяет шкафы, пространство под кроватью, темную комнату, воду разного рода чудищами. Все неслучайно: этому способствуют современная мульт-индустрия, книжки и детские электронные игры. Поэтому будьте особенно разборчивы, выбирая развлекательный контент для вашего ребёнка, пусть это будет что-то доброе и безобидное. Кстати, тема взаимоотношения со страхами хорошо раскрыта в «классике»: сказке Лилианы Муур о Крошке Еноте и созданном по ее мотивам мультфильме, советском фильме-сказке «Приключение желтого чемоданчика» режисера Ильи Фрэза и рассказе Николая Носова «Живая шляпа».

Диагностика страха

Иногда наличие страха очевидно — ребенок открыто говорит о нем, а в некоторых случаях можно судить о боязнях только по косвенным признакам. Это могут быть навязчивые движения, закрытые позы, специфические рисунки и поведение во время игры.

Ирина Саулина: Очень показательный пример: девочка Лена боится всего и сразу. Точнее, она всегда чего-то боится. Даже в помещении садика прикрывает (защищает) спину рюкзачком, который набит «важными вещами, которые нельзя потерять».

В песочнице всегда занимает один скромненький уголочек и играет в нем с самыми маленькими фигурками, сама по себе. Это признаки того, что Катя боится мира как такового, всегда находится в готовности убежать от него, спрятаться. Ее рисунки четко иллюстрируют паническую боязнь: это персонажи с огромными глазами, злыми ухмылками, огромными зубьями и спутанными волосами.

— Кто это, Лена?
— Дядька…

И вот такие дядьки кочуют из рисунка в рисунок. Если не работать с ее страхами, с возрастом они будут множиться и усиливаться.

Важно понимать: редкий ребенок может справиться со страхами самостоятельно, зачастую дети даже и о помощи-то попросить не могут, просто не осознавая ее необходимость.

Поэтому мы, взрослые, заметив что-то подозрительное в поведении ребенка, должны сами «раскрутить» его на разговор — очень деликатно, тонко и ненавязчиво. И при необходимости обратиться за помощью к специалисту.

Работа со страхами

Проработка страхов — профессиональная компетенция детских психологов и психотерапевтов, для этого в их арсенале числится масса тестовых заданий и материалов, поэтому если вы сами не в силах «разрулить» ситуацию, то лучше довериться им. А если страхи еще не разрослись до угрожающих размеров, родители вполне могут самостоятельно проработать их с ребенком, разобраться в причинах беспокойства и устранить их. 

Существует несколько вариантов занятий, которые служат одновременно и лакмусовой бумажкой, сигнализирующей о наличии страха, и способом его проработки, и мерой его профилактики; это арт-терапия (рисование) и песочная терапия. Достаточно просто предоставить ребенку бумагу, краски, карандаши, песочницу с игрушками. Не задавайте никаких тем и не очерчивайте границ: предоставьте ребенку простор для самовыражения и наблюдайте за ним.

Ирина Саулина: Свободное рисование — это один из лучших способов освободиться от зажимов и внутреннего дискомфорта, причем он работает в любом возрасте. Подсознательно мы выплескиваем на бумагу то, что мешает нам спокойно жить. В контексте темы можно сказать, что, рисуя, мы вынимаем страх изнутри, буквально отделяем от себя, и тогда уже становится не так страшно!

Не нужно переживать, что ваш малыш рисует очень мрачные и темные картинки — так он сбрасывает негативные эмоции. Когда страх визуализирован, можно посмотреть на него со стороны, познакомиться с ним.

И главное — родитель может (и должен) ему в этом помочь: для начала деликатно расспросить ребенка о том, кто и что нарисовано, и затем развить сюжет в позитивном ключе. 

Вернемся к истории с Лениным «дядькой». Вариант участия взрослого может быть таким:

— Кто это, Лена?
— Дядька…
— Страшный какой-то, да?.. Конечно: вон какой лохматый, зубастый, непонятный… А может, ему просто грустно, одиноко? Давай-ка его причешем, нарисуем ему расчесочку… И воздушный шарик. Вот он сейчас повеселеет сразу!

В этом месте можно предложить ребенку нарисовать другую картинку, на которой прежде страшный персонаж превращается в доброго и безобидного. Кстати, дети часто отказываются это делать, поэтому взрослый должен дорисовать позитивную альтернативу сам.

Песочная терапия — еще один универсальный метод работы с зажимами. Песок вообще удивительный материал, его структура магическим образом воздействует на нашу психику и способствует расслаблению.

Не удивительно, что отдых на песчаном пляже в представлении многих — верх блаженства. Тяга детей к песку только подтверждает это: чем больше времени малыш проводит в песочных играх, тем спокойнее он становится. Зимой, когда детские площадки покрыты снегом, можно заменить песочницу тазиком с манной крупой или другой «сыпучкой» или завести ведерко пластичного песка — специальной массы для детского творчества. Пусть у ребёнка будет доступ к разным фигуркам, мельничкам, кубикам и прочим элементам разных форм и назначений.

Ирина Саулина: В песке ребенок проигрывает важные для него ситуации: уже реально случившиеся и те, что рисует воображение. Как и в случае с рисунками, он переносит свои переживания изнутри — во внешний мир, и получает возможность посмотреть на них, переиграть сюжет в другом ключе и отпустить его. И снова то же правило — не задавайте никаких тем, ребенок сам неосознанно выберет нужный вариант. 

Я работала с мальчиком, пережившим падение с высоты. На каждом сеансе песочной терапии он строил из кубиков мосты, которые прерывались, — проигрывал свой жизненный опыт. Другой пример: у восьмилетней девочки после учебной пожарной тревоги в школе появилась навязчивое предчувствие пожара, ей все время чудился запах газа. Мама даже перестала пользоваться газовой плитой, но страх по-прежнему оставался. Ситуацию удалось смягчить после 2-х месяцев регулярных занятий с песком.

Всех нас природа наделила разной степенью чувствительности: то, что развеселит одного, другого может напугать. Это не хорошо и не плохо, это — естественно. И если вам кажется, что ребенок боится несущественных — с точки зрения взрослого! — явлений, не судите о его ощущениях «со своей колокольни» и попытайтесь представить себя на его месте. В конце концов, работая с детским страхом, вы взаимодействуете и со своим «внутренним ребенком», а это никогда не бывает лишним.

Изображение на обложке — кадр из фильма «Оно», Warner Brothers.



Эксперты: Ирина Саулина
Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше