Многие мамы с нетерпением ждут, когда их дети подрастут — можно будет заняться карьерой, собой и своими увлечениями. Но случается так, что второй ребенок появляется, когда старший уже почти или совсем взрослый. В то время, когда ровесницы чувствуют себя свободными, молодые зрелые мамы снова сталкиваются с капризами, бессонными ночами и температурой при прорезывании зубов. Как и почему решаются рожать детей с такой разницей в возрасте?

Алина, 47 лет, дочери — 28, сыну — 7

«Я родила дочь, когда сама была, в общем, ребенком. В скоропалительном и неумелом браке — каком-то ярком, но глупом и бестолковом. Мы уехали жить в другую страну, где быстро поняли, что жить вместе не умеем — и учиться не хотим, да и смысла в этом не было. Развелись — я пошла учиться дальше, диплом химика на Западе не котируется совершенно. Дочка много болела, требовала к себе внимания — хорошо, что у нас с ее папой хватило мозгов не делить ее: много лет жили в шаговой доступности, да и сами общались постоянно. Я учила язык, врастала в новую действительность. 

А потом — как-то быстро, махом: хоп — мне сорок, у меня годовалый внук, работающий бизнес, стройное тело, новый мужчина и масса энергии. Я вдруг поняла, что внука мне мало, я хочу родить малыша.

Я уже заработала достаточно, чтобы наслаждаться материнством, я не буду бегать к докторам и рвать на себе волосы, если у ребенка, например, вдруг поднимется температура. Я просто перестала принимать таблетки — и почти сразу забеременела. 

Легкая образцовая беременность, идеальные быстрые роды. Папа сына предложил пожениться — я думала три года, прежде чем ответила ему утвердительно. Да, мой внук старше моего сына. Они теперь очень дружат — и мы с дочерью вышли на совершенно новый уровень дружеских отношений. Мы обсуждаем выходки наших мальчишек совершенно как подруги. Это какой-то невероятный подарок судьбы. Между прочим, и в 47 вполне еще можно родить — дочку, например. Здоровье и финансы позволяют — почему бы и нет? Я счастлива — и в таком возрасте могу дать моим детям гораздо больше меня, чем в молодости. Сейчас я кажусь себе какой-то чокнутой мамой: старшая выросла словно бы сама по себе, между делом. А с младшим мне хочется, чтобы все было лучшим. 

Анна, 49 лет: сыну — 25, дочери — 6 

Двое моих детей — мое главное богатство и сокровище. Со старшим все понятно, в то время было почти нормой выйти замуж еще в институте и сразу родить. Потом все было как у всех: декретный отпуск, дом, работа, растущий ребенок. Муж все отдалялся, а потом и вовсе уехал в другой город. Там он очень быстро завел параллельную семью, у них родилась дочка — и мы с облегчением развелись. 

Я очень плохо помню период до рождения дочери — он был каким-то монотонным, однообразным.

Когда сын уехал учиться, я обнаружила, что мне скучно и довольно одиноко. Я настолько привыкла жить его интересами, что решила рожать опять — тем более, что второй муж давно просил об этом. 

Беременность была адом — кошмарный токсикоз, я похудела тогда до 45 килограммов, вылезли давние проблемы с почками. Дочка родилась совсем крошечной — даже до 2 кг не дотягивала. Долго лежала в реанимации. Сейчас это невероятно шумный и энергичный бесенок. Я не знаю, почему так получилось: когда я была готова бегать и скакать, у меня был очень спокойный и тихий ребенок. А сейчас, когда мне бы уже каких-то развлечений попроще, рядом скачет этот сгусток энергии. Сын от нее без ума — по-моему, проводит с ней больше времени, чем мы с папой, вместе взятые. Устаю, конечно — все же возраст. Но не жалею ни секунды: да, у моих ровесниц внуки того же возраста. Но, мне кажется, именно дети дают ощущение молодости. А внуки — наоборот. 

Элина, 56 лет, дочерям 36 и 16

Я вышла замуж по безумной любви. Мой муж носил меня на руках, бесконечно твердил о своих чувствах, заваливал цветами и подарками — и, как потом выяснилось, с той же энергией изменял мне со всеми подряд. Когда я спросила его в лоб, он ничего не стал отрицать, молча собрал вещи и молча вышел. А наша трехлетняя дочь села в уголок и горестно уткнулась носом в коленки. Я уселась рядом, просидела так ночь с ребенком на руках — а потом сжала зубы и пошла. Жить, работать, зарабатывать, воспитывать дочь. Верить в любовь перестала совсем, уж очень больно тогда обожглась. Хлебнула тогда, конечно. Даже о суициде мысли были, но не решилась. 

А потом он вернулся, когда дочь уже выросла совсем. Я заработала на квартиру, ездила на хорошей машине.

Встретились случайно на дне рождения общего друга — и меня пронзило: я люблю его. Несмотря на подлость и предательство, на свою слабость и одиночество.

Он снова признавался в любви и носил на руках. Я тогда расцвела — казалось, что это самый счастливый период моей жизни. 

Мы снова поженились, родилась еще одна дочка — точная копия старшей. Нужно ли говорить, что и расстались мы ровно по тому же сценарию, что и в первый раз? Да, он так же изменял мне: глупо, пошло и подло. Этот мужчина был в моей жизни единственным — и дважды так обошелся со мной. На этот раз никакой выжженной пустыни не было: просто во мне что-то выключилось. 

Старшая, несмотря на возраст, очень сильно ревновала к младшей — она сразу была против того, чтобы мы снова сходились с ее отцом. С ним она либо демонстративно не разговаривала, либо откровенно хамила. Лет пять было очень тяжело — в первую очередь, эмоционально. Младшая требовала к себе постоянного внимания, у старшей все как-то не клеилось — ни с личной жизнью, ни с работой. Но, мне кажется, через этот катарсис мы стали ближе друг к другу. Сейчас мы живем вместе, старшая ждет первенца — и я считаю себя очень счастливым человеком. Мои девчонки — лучшие подружки, да и меня воспринимают как-то так же. 

Ольга, 40 лет, сыну — 16, дочери — 1 год

У нас все как-то очень легко. Легко влюбились еще в школе. Поженились совсем юными, открыли свое дело, оно пошло в рост. Родился сын, открыли еще бизнес — начались настоящие, «взрослые» деньги. Начали много путешествовать, купили дом в Испании, квартиру в Лондоне. Сын — подарочный просто, умница и спортсмен. Он не требовал к себе внимания и всегда находил, чем ему заняться. 

Пару лет назад я подумала: хочу еще дочку. К этому моменту я уже могла себе позволить не работать и заниматься только домом. Выносила дочку легко, рожала в дорогой клинике по контракту. Иногда мелькает какое-то суеверие: за что мне это все? Чего я такого сделала, что мне столько подарков? Я очень люблю свой дом, мне нравится играть с малышкой, гулять, смотреть, как она постепенно становится озорной девчушкой из смешного карапуза. Пожалуй, хочу еще пару раз родить — время еще есть. 

Я довольно строгая мама, но с возрастом начинаешь понимать, что дети растут очень быстро — и все остальное становится не то чтобы менее важным, а более далеким для моей личной оптики. Ребенок заслоняет собой все — и мне, конечно, очень повезло, что я могу позволить себе сфокусироваться на ежедневных маленьких радостях.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше