Татьяна Сафонова работает няней уже 6 лет. Получив высшее психологическое образование, она стала школьным психологом. После трудилась в детском саду и центре профориентации. А потом решила попробовать себя в роли няни. Татьяна рассказала «Дэйли Бэби», как училась ладить с малышами, что самое сложное в работе няни и чему дети учат взрослых.

«Работа с детьми позволяет раскрыть ребёнка в самом себе»

Будучи психологом, я общалась с детьми всех возрастов. Так получилось, что моя профессиональная карьера началась с работы с подростками, с которыми поначалу я не знала, что делать. Решила вспомнить себя в юности, стала общаться на равных, и это помогло. В школе работала с начальными классами, вела у них уроки психологии, тоже не представляя, что это за возраст такой. Училась общаться и с ними.

Потом устроилась в детский сад, где работала, в основном, с дошкольниками. Ну а после стала няней: сижу с малышами. Таким образом, я постепенно углублялась в понимание детского возраста.

Я остаюсь с детьми от 3 месяцев. Обычно просят посидеть с ребёнком возраста до 2-3 лет, пока не отдадут малыша в садик. Хотя были семьи, где сразу несколько детей, и присматривать нужно было и за школьниками.

Няней решила стать из желания заработать. Психологу в школе платили примерно 7000 рублей. На скольких работах нужно трудиться педагогу-психологу, чтобы содержать семью? Психологический бизнес меня не привлекал, так как уверена: чтобы стать хорошим психологом, нужно быть очень продвинутым в своём собственном личностном росте. И ещё: взаимодействие с психическим миром других — это тяжёлая работа, которая сильно меня впечатляет.

Работа с детьми меня всегда интересовала, потому что даёт возможность открывать не только неизведанные грани общения, но и раскрывать самого «себя маленького». Это общение, которое позволяет мне использовать собственные ресурсы.

Кроме того, сейчас няни достаточно востребованы, потому что в детский сад малышей берут с 3-х лет, а родителям надо выходить на работу раньше.

Труд няни оплачивается лучше, чем должность в системе образования. Эта профессия даёт возможность педагогу почувствовать себя более продуктивным, потому что ты работаешь с одним ребёнком. Видишь, как он развивается у тебя на глазах, ощущаешь свой вклад или замечаешь оплошности. Совсем другое дело, когда работаешь в школе, и нужно хотя бы попытаться поддержать систему, чтобы она не развалилась. Через тебя проходит поток людей, которым ты толком не знаешь, была полезна или нет.

Почему я стала няней? Обожаю играть! И подурачиться не прочь. Ну, это к вопросу о том, почему я вообще люблю работать с детьми.

«Главный вопрос: как обходиться с детьми, если они не твои?»

Я помню поименно каждого своего подопечного. Первому мальчику было 10 месяцев. Первое время я не оставалась одна с ним. У мамы был кабинет, где она работала. Сначала адаптировалась к возрасту, вспоминала, как обращаться с малышами, потому что свои дети уже выросли. Кстати, у меня две дочери. Старшая в этом году окончила школу, а младшая — 9-й класс.

Сложностей не возникло: всё было «по инструкции». Мы с мамой малыша подробно обсудили, каковы мои функции, как надо обращаться с ребёнком, как она его кормит, укладывает спать и прочее. Трудности, пожалуй, были лишь в том, чтобы подмыть ребёнка: был страх уронить его, потому что давно не общалась с маленькими. Страшно было потом, когда мальчишка начал ходить. И не за ручку, а сам. Боялась, что поскользнется на линолеуме, училась страховать и предсказывать движения.

Вообще, первый вопрос, с которым столкнулась — как обходиться с детьми, если они не твои? Как надо за них бояться — больше или меньше. Как обеспечить безопасность, которую требуют мама и папа. Ведь у всех родителей разные представления об опасности, иногда гипертрофированные. Они могут не совпадать с моими. Что делать, если я не могу обеспечить безопасность, которую требует родитель? Поначалу я испытывала тревогу и беспокойство. Впрочем, это происходит в любой профессии, когда только адаптируешься к ней.

«Трудно в тех семьях, где происходит деструкция»

Для меня главная трудность в некоторых семьях: адаптация к мировоззрению родителей, если оно не близко к моему. У меня есть свой опыт и понимание, как правильно обходиться с детьми, чтобы ребёнок развивался гармонично. Иногда оно не совпадает с родительским.

Например, меня очень раздражает гиперопека. И в тех семьях, где это сильно развито, как правило, у меня не получается работать долго. Или мне эмоционально трудно в тех семьях, где происходит какая-то деструкция.

Первая семья, в которой я работала, как раз была такой. Там, скорее, требовался психолог по всем фронтам, а не няня. А я пыталась быть для мамы и старшего ребёнка и тем, и другим. Потом коллеги мне подсказали, что так лучше не делать. У психолога свои функции, у няни — свои.

Иногда люди пытаются получить всё в одном флаконе. Ведь каких-то официальных должностных инструкций няни нет или они не достаточно обсуждаются. Иногда маме очень хочется общаться, поэтому в няне она ищет подругу, а иногда и маму. Могу ли я быть подругой и искренне ли это будет — это тоже этический вопрос. Зачем тогда другу деньги платить? В этом случае я перестаю быть профессионалом, и начинаю «под шумок» удовлетворять свои собственные потребности. Хотя, конечно, я не против живого искреннего общения с родителями на той дистанции, на которой это приемлемо для данной ситуации, особенно, если есть общие интересы —  мне интересны люди, которых я встречаю.

«Няне может не понравиться какой-то ребёнок, это абсолютно нормально»

Ещё бывает сложность, когда ребёнок не идёт на контакт. Или сразу не достаточно нравится, а часто это взаимосвязано. Няня тоже человек, испытывает разные эмоции. Некоторые родители представляют педагога или няню, которая не чает души во всех без исключения детях. Интересно, если есть такая, за счёт какого ресурса она это делает? Я как-то прочитала в объявлении на сайте Няня.ру такое требование родителя: «Чтобы няня любила ребенка, а не притворялась, что любит». Меня это покоробило.

Для того, чтобы я кого-то полюбила, мне, как и любому человеку, требуется время на знакомство, привыкание, понимание, что за человек передо мной. Не важно, взрослый или ребёнок. А так — будто пришла няня и давай сразу нашего Коленьку любить. Что это за любовь такая и куда деваться потом от неё.

Если я не нахожу сразу контакта с ребёнком, учусь с этим работать. Потребность в работе няни найти контакт с малышом во что бы то ни стало помогает в личностном росте. Потому что ребёнок, особенно совсем маленький, не даст соврать и твою неискренность почувствует. Таким образом, приходится работать со своими искривлениями в принятии себя и другого. Как правило, если ребёнок мне не нравится, значит, такую черту я не принимаю в себе. Ловлю себя на том, что я боюсь его или стыжусь такой черты. Он меня пугает этой своей чертой. Это хороший способ для работы с собой. 

«Никогда не знаешь, где родители установят камеру»

Бывало и такое, что родители устанавливали камеры в квартире, где я работаю. Отношусь к этому плохо: мне неприятно. Чувствую напряжение. Так как я человек мнительный, у меня складывается мания преследования.

Когда впервые работала с камерой — это было в первой семье, я себя настроила так: если я всё делаю правильно, мне нечего бояться.

С другой стороны, всегда есть риск в трактовках этой правильности. К счастью, мы с теми родителями никогда не обсуждали особенности моего поведения с детьми. То есть, они мне корректно никогда не давали знать, что они видели на видеозаписи и что об этом думают. И большое им за это спасибо, так как это бы только увеличило мою мнительность и ухудшило работу.

Был один курьёзный момент с участием камер. Семья переехала в новый дом, я зашла в туалет и увидела камеру. Пишу sms хозяйке: «Ребята, вы совсем обалдели? В туалет сходить нельзя». В ответ приходят смайлики, оказалось, что это датчик движения. Смешно получилось. Но подозрения на камеры всегда есть, никогда не знаешь, где они. Камеры ставят по разным причинам. Значит, людям так надо: они имеют право на недоверие.

«Самое главное — правильно установить причину детского каприза»

С детскими капризами справляюсь просто: прежде всего, выясняю причину. Она может быть простой — хочется есть, пить, спать, жарко, холодно, неудобно. Если причина правильно установлена, потребность ребёнка удовлетворена, капризы прекращаются. Иногда ребёнок так сильно устал, и пока не заснёт, капризничает.

Бывают выкрутасы для проверки моих границ. Тогда надо показывать рамки дозволенного. Дети со мной капризничают редко. Бывает, что вредничают в присутствии меня и родных. Потому что много внимания сразу и не понятно, как себя вести. Или ещё вариант: привыкли плохо себя вести. Вот тут сложно. У меня возникает вопрос: зачем позвали няню, если тут есть бабушка? Может, лучше кто-нибудь один справится? Чем пять человек будут с ложкой вокруг ребёнка бегать.

Иногда, правда, приходится работать с мамой по «техническим» причинам. Например, потому что у неё ещё младший грудничок и она с ним дома, а со старшим малышом нужна помощь. Тогда няне сложнее справиться с капризами. Но как-то приходится настраивать на свою форму общения или отвлекать, переключать на конструктивную интересную деятельность. Вообще, если взрослый ведёт себя ясно и адекватно, ребёнок редко капризничает и недолго.

«Каждый ребёнок — часть моей жизни»

Вопрос привязанности к своим подопечным для меня очень сложен. Я думаю, что привязываюсь, но потом это вытесняю. Когда работаю няней, настраиваю себя на то, что я здесь просто временно помогаю. Что, возможно, больше никогда не увижу этого мальчика или девочку. Это чужая семья со своей историей, и я в ней — только несколько кадров. Наверняка важных.

Каждая семья разделяет со мной часть своей жизни: год, два, три. Я становлюсь частью чужой судьбы. Это само по себе подарок, когда люди соглашаются друг с другом время проводить. Расставаться всегда печально. Для обеих сторон, я думаю.

Я скучаю по детям, бывает. Стараюсь не приходить без приглашения к семьям, с которыми работала: считаю, это правильно. Если людям важно, они позовут в гости. Ну а так, что, всех педагогов звать? Может, я не права, но тут мои личностные особенности в возможностях общения.

Няня — это помощник для семьи в трудные моменты её жизни. Если в мире упразднится профессия няни, значит, мир стал правильным: у родителей появилось достаточно материальных и духовных ресурсов, чтобы быть со своими детьми, пока они растут, а не выживать, стараясь заработать.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше