Родители хотят для своих детей самого лучшего, но где грань между заботой и завышенными требованиями? Психолог Иван Лебедев написал пост о том, почему пора прекратить сравнивать своего ребенка с неким идеалом и как принять подростка таким, какой он есть.

Давайте, друзья, поговорим немного про важного персонажа, героя нашего времени, единственного и неповторимого сына маминой подруги. То есть, про родительские ожидания и KPI.

Значительная часть родительских запросов на терапию связана с тем, что ребёнок не соответствует высоким стандартам качества жизни, которые есть у родителей. Родители приходят и говорят: ему ничего не интересно, ничего не хочет, друзей нет, в школе караул. А подросток сидит рядом и от удивления бровями потолок пробивает: как так, вот у меня интересы, вот я книжки читаю, двоек у меня нет, а друзей столько, сколько нужно. А родители бьют всё это непробиваемым козырем: это всё не то, не считается. Компьютерные игры/самокат/блоги/вставьте нужное — не интересы, а баловство; фентези — не литература; в школе должны быть пятёрки, а не не-двойки; друзей должно быть чем больше, тем лучше. 

И во время такого разговора шаг за шагом возникает картина: где-то в парижской палате мер и весов стоит витрина, а на витрине, рядом с идеальным метром и идеальным килограммом, стоит он — идеальный подросток, тот самый сын маминой подруги.

А мы с родителями и их ребёнком стоим перед этой витриной и тщательно, со всех сторон ребёнка измеряем. И приходим к неизбежному выводу: не то.

Так же приходит ко мне много взрослых людей, которые рассказывают о своей жизни, и то и дело мелькают знакомые установки: быстрее, выше, сильнее, пятёрка — это норма, четвёрка — это двойка, нужно быть лучшим. И приходят эти взрослые, в лучшем случае, в ситуации острого жизненного кризиса и злостной прокрастинации, а в обычном случае — с симптомами тревожного и/или депрессивного расстройства. 

Мне хотелось бы сказать пару слов по поводу этих установок и «идеального сферического подростка в вакууме» (спойлер — его не существует).

Хочу начать с академических успехов, поскольку учёба и оценки — это то, что составляет большую часть жизни молодых людей, и отношение к учебным достижениям во многом моделирует отношение человека к достижениям вообще. И как раз с этой точки зрения, с точки зрения того, что отношение к оценкам закладывает отношение к успехам, те самые установки «пятёрка — это норма, а четвёрка — это двойка» закладывают нереалистичный уровень притязаний, а это, в свою очередь, приводит к фрустрации, прокрастинации и апатии. Планка становится настолько высока, что достигать её не стоит даже пытаться. Жизнь становится разочарованием. 

Поясню на примере. Приходит ко мне недавно студент — умный, обаятельный, талантливый. Ничего, говорит, не хочу, ничего, говорит, не могу. Общаемся, разбираемся и вырисовывается картина: мальчику очень важно быть успешным (что само по себе неплохо) и меру своего успеха он измеряет поступлением в зарубежный ВУЗ (что на данный момент нереально).

И вот просыпается он с утра — а он не в Оксфорде. Просыпается на следующее утро — а он не в Стенфорде. И на следующий день снова не в MIT. И неважно, что за эти дни он успевает сдать зачёты, пообщаться с полусотней людей, посадить семь розовых кустов и познать самоё себя.

Это неважно, потому что на утро он просыпается — а за окном не Кембридж. А раз не Кембридж, значит, ничего не получается. А раз ничего не получается, то и пытаться не стоит. А раз пытаться не стоит, то не стоит даже и хотеть. Здравствуй, древнерусская тоска, я твой тонкий колосок. 

Похожая история с интересами. Представление человека о собственной личности не ограничивается только телесными границами и внешностью. Мы определяем собственное «Я» не только через тело, а ещё и через привычки, вещи, ценности — и увлечения. Для человека подросткового возраста это особенно актуально: личностная идентичность формируется, подросток находится в процессе понимания и развития себя, и один из основных процессов этого понимания и развития — поиск того, что подростка занимает, увлекает, интересует.

Для подростка «Я» — это то, чем я занимаюсь. Поэтому сказать подростку «мне не нравятся твои увлечения» — всё равно, что сказать «мне не нравится твоё лицо». А постоянная трансляция этой идеи со стороны родителей приводит к прочному усвоению тезиса: я какой-то не такой, я неправильный. 

Это общий вывод, к которому приходит подросток, которым всё время недовольны родители: я какой-то не такой, меня не любят таким, а чтобы любили — мне надо добиваться. Добился — полюбили, не добился — разлюбили. А если за огрехи и провалы следует наказание, то достижения становятся ещё и гарантией безопасности: добился — безопасно, не добился — грозит беда. 

Тут мне важно оговориться. По тексту, наверное, складывается ощущение, что я на родителей наезжаю и выдвигаю претензии. Как будто плохо развивать в детях целеустремлённость, умение добиваться своего, преодолевать трудности! Нет, не плохо, наоборот, это очень хорошо и важно. Только при этом важно ещё и с водой не выплёскивать ребёнка.

Целеустремлённость, настойчивость, ориентированность на результат — важные, но не единственные качества в жизни. У человека есть потребность в безопасности (физической и психологической), потребность в отношениях и принятии в них, есть потребность в достижениях и признании. Это разные потребности, и удовлетворяются они по-разному. А если для человека достижения становятся определяющими для безопасности (не добьюсь — не живу) или для отношений (не добьюсь — меня не любят, я плохой), то это ведёт к искажениям в картине мира и видении себя. В обычном варианте эти искажения проявляются в завышенных требованиях к себе и другим и к вечной неудовлетворённости. В плохом варианте — в расстройствах тревожного спектра и депрессии.

Вот и получается, что желая человеку добра, желая научить его любопытству, целеустремлённости, привить ему важные на наш взгляд ценности, мы капля за каплей подтачиваем его уверенность в себе. 

И ещё два слова про родительские переживания. Я очень сочувствую родителям, которые приходят в отчаянии: раньше он был такой послушный и понятный, а теперь стал хотеть чего-то непонятного и неблизкого нам, и мы чувствуем, что его теряем, что он вырастает в какого-то другого человека, не такого, которого мы представляли. Мы ему добра хотим, хотим научить правильному, а он не учится, учится чему-то своему. Это действительно тяжёлое переживание. Но это переживание связано с тем, что человек растёт, развивается и становится каким-то другим, каким-то отличным — и это тяжело, но одновременно и интересно. Интересно, если удаётся не отвергать это различие, а принять и проявить любопытство. Я очень радуюсь, когда удаётся вместе с семьями прийти к этой точке: не отвержение различий, а принятие и интерес к ним. Как сказала одна прекрасная мама после семейной консультации: я всё поняла — надо больше разговаривать!

Разговаривайте друг с другом, достигайте успехов, принимайте неудачи, радуйтесь различиям. Всем любви.

Источник: facebook.com



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше