Вид мокрых детских штанишек в песочнице, поликлинике или другом общественном месте вызывает у окружающих шок и недоумение разной степени тяжести. Наш автор и мама двоих детей Анна Жунёва рассказывает о своем опыте материнства без подгузников.

Мы с мужем делали это в автомобиле,
самолете, театре, музее, на детской площадке,
в гостях у родственников и друзей... А чего стесняться-то?
Куда с ребенком приходим, там и высаживаем — то он, то я.
Из жизни

Дети 21 века физически не могут описаться — все герметично, непромокаемо и «ультрадышаще». «Это что вы, без памперсов? Как так? И ночью? И вообще всегда?!» Да, в моей мамской жизни нет одноразовых подгузников. Зато есть две писающие девочки.

«Туалетные сигналы» и книга об искусстве высаживания

Идея отказаться от памперсов пустила во мне корни еще во время первой беременности, когда круг чтения составляли разные «книжечки о смысле жизни», касающиеся тем рождения и воспитания ребенка. К счастью, среди них оказалась и книга Ингрид Бауэр «Жизнь без подгузников», которая укрепила мои подозрения насчет неэкологичности одноразовых подгузников и воодушевила на естественный подход к гигиене малышей. Со свойственной мне категоричностью я решила освоить науку высаживания. Да, свой головной мозг я тоже «высадила», потому что приходилось постоянно бдить: носить с собой тонну запасных штанишек, минимум раз в полчаса предлагать ребенку сделать «дело», всегда держать под кроватью тазик. Но результат того стоил, честное слово.

Помню, какой фрагмент упомянутой книги показался мне самым невероятным. Ингрид Бауэр утверждала, что даже самые крошечные младенцы подают «туалетные сигналы»: морщат личико, поеживаются, хнычут — каждый по-своему выражает ощущение дискомфорта. Задача родителей — перехватить сигнал и своевременно «подстелить газетку», то есть высадить малыша над тазиком или раковиной.

Сомнительно, подумала я, но звучит здорово, будем пробовать! И буквально на следующий день после появления на свет Миры, нашего старшего подопытного кролика, мы начали применять принципы естественной гигиены; если честно, такую крошку и просто брать на руки было боязно, а уж высаживать — тем более. Но неуверенность первых дней быстро прошла, и мы наловчились: держали ее над тазиком и по-аглицки приговаривали «peace-peace!» — сперва делали это хаотично, без какой-либо схемы, больше наугад. Ориентировались на ее поведение, и первые несколько дней это было похоже на паранойю — мы все воспринимали как «туалетный» сигнал: слишком рассеянный или, наоборот, сосредоточенный взгляд, слишком серьезное или расслабленное выражение лица, беспокойные движения. И высаживали-высаживали-высаживали — бедная Мира! Зато когда получалось угадать и подловить момент (из 10 раз — 2-3 успешных высаживания) — родительскому счастью не было предела!

Конечно, пеленки все равно расходовались со скоростью света (за сутки — от пяти до плюс бесконечности), но это мелочи жизни, главное — был найден контакт с ребенком, который отныне нужно было укреплять изо дня в день. Постепенно, неделе ко второй, наладился «график»: чаще всего ей нужно было в туалет после кормления и сна, и мы начали подлавливать эти моменты — соотношение «в цель/мимо» было примерно равным. А к 2-м месяцам дочка, как правило, подавала четкие сигналы — и тут исход дела уже начал зависеть от нашей бдительности.

Мама шепчет — ребенок писает!

Мира родилась в трескучие морозы, поэтому первые недели 3 гуляли мы только на лоджии. Перед одеванием и после прогулки предлагали ей воспользоваться туалетным тазиком. Потом начался слинговый период длиною почти в год: конечно, не обошлось без потопов, но это были исключения, которые случались как раз во время зимних прогулок, когда просто нет возможности вынуть ребенка из куртки и сводить его в туалет. Зато летом я настолько чутко настроилась на дочкины метаболические процессы, что муж всерьез начал думать, будто я умею читать мысли. И то правда — мама, которая освоила науку высаживания, очень похожа на заклинателя змей: она шепчет какие-то волшебные слова, и ребенок писает — мэджик! Со временем и папа тоже начал успешно перехватывать сигналы ребенка и реагировать на них должны образом. В общем, примерно через полгода взаимной дрессуры мы все начали понимать, что такое горшок (в широком смысле этого слова) и как им пользоваться — и в 70% случаев нам удавалось поймать в него продукты Мириной жизнедеятельности.

Система естественной гигиены доказывала свою жизнеспособность, и я строила оптимистические прогнозы типа «уж наш-то ребенок точно приучится к горшку до полутора лет!» Но ничего подобного, дорогие мамы и папы, реальность пообломала крылышки моего высокомерного максимализма: после 6-месячного возраста случился период, когда дочка начала проявлять свою самость и делала все наперекор нашим ожиданиям, затем период прямохождения, когда главной целью было научиться крепко стоять и уверенно ходить, а гигиенические вопросы задвигались в самый дальний угол системы приоритетов. В итоге точкой отсчета туалетной самостоятельности стали пресловутые 2,5 года — все как в других семьях, плюс-минус. И тут справедливо будет задать вопрос: а в чем тогда смысл отказа от такой удобной вещицы, как подгузник? А в том, что:

  • мы прошли тест на интуицию и научились понимать невербальный язык нашего младенца — это очень помогает осознать свою родительскую роль и освоиться в ней;
  • каждый день мы убеждались, что с самого первого дня своей жизни ребенок готов к общению и сотрудничеству — и это самое потрясающее открытие;
  • оказывается, уже после полугода ребенок и во сне способен осознавать туалетные позывы и сдерживать их до последнего, ожидая высаживания;
  • после 9 месяцев метаболические процессы начинают работать в двух режимах, более активном дневном и замедленном ночном, поэтому ночью ребенку туалет в общем-то не нужен; — он спит сухим, и только к 7-8 утра начинает проситься «туда». Причем если верить словам опытных мам, так происходит со всеми малышами, поэтому надевать подгузники на ночь нет смысла;
  • мы не стали увеличивать объем трудноразлагаемых одноразовых подгузников, которые составляют значительную долю отходов «цивилизованного» человечества;
  • время контакта нежной детской кожи с туалетными выделениями было минимальным — мы тут же меняли ей пеленки/штаны, поэтому у ребенка ни разу не было каких-то раздражений или воспалений, а детскую присыпку мы видели только на картинках;
  • я всегда точно знала, когда и, простите, чем какает ребенок — было легко отследить ее реакцию на введение прикорма;
  • за 2,5 года мы сэкономили 60 тысяч рублей — примерно столько в среднем уходит на подгузники при их умеренном использовании. Какое счастье, что эти деньги мы потратили на более продуктивные покупки и занятия!

Теперь мы приучаем к лотку нашего второго ребенка, Весту. Процесс идет как по маслу: полагаю, сказывается и предыдущий опыт, и характер малыша — она более спокойная и покладистая. Уже с двухнедельного возраста у нас случались сухие ночи и дни, а сейчас, когда Весте почти 9 месяцев, процент попадания в цель стремится к 90%. Правда, чтобы не увлекаться «высаживанием головного мозга», я все же обзавелась страховкой в виде многоразовых подгузников. Чаще всего они остаются сухими — дисциплинированная Веся не хочет мочить свою репутацию.

П.С.: Навык высаживания наработать очень легко, ведь и наши мамы когда-то бдели над тазиками! Так что нужно просто встряхнуть свою генетическую память и попробовать. И даже если к полному отказу от памперсов вы морально не готовы, это все равно пойдет на пользу и вам, и малышу. Проверено на себе и нескольких знакомых (тоже слегка старомодных) мамах. Всем «Peace».



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше