«Приемство» — так говорят о своем решении семьи, которые взяли ребенка из детского дома. Еще недавно таких семей было немного, а на решившихся усыновить ребенка смотрели с удивлением и тревогой. К счастью, ситуация меняется, и приемство становится таким же естественным путем появления малыша в семье, как и рождение.  Тем не менее, решение «взять в семью новенького» не всегда дается легко, а его инициатором чаще всего становится жена. А что же муж? Как ему дается это решение и что он чувствует после? Мы поговорили об этом с опытными приемными папами.

Папа Сергей, сын Даниил (2 года и 7 месяцев):

«Любовь — это каждодневный труд и работа»

Даню забрали домой, когда ему был 1 год и 7 месяцев. Мы с женой говорили о возможности взять ребенка из детского дома очень давно. Поначалу я, честно сказать, боялся генетики. А потом прочитал много историй о том, как дети меняются в лучшую сторону, когда начинают жить в семье, смотрел фотографии таких детей «до» и «после» и успокоился. Однако мы решили, что возьмем ребенка из детского дома после того, как родим совместного. Но человек предполагает, а Бог располагает. 

В течение следующих девяти лет родить кровного так и не вышло, и в 2017 году мы решили, что тянуть больше не будем. Ведь детей очень много: вот они, готовые, нуждающиеся в маме и папе, только бери и люби.

Но не нужно ждать, что любовь к малышу должна прийти сразу.

У кого-то так бывает: сильное чувство с первого взгляда, фотографии или с первой встречи, но чаще любовь появляется со временем. Любить — это глагол. Любовь — это каждодневный труд и работа.

На первой встрече с Даней меня не было. Жена оформляла все документы на себя, а мне показала его фото. Я был тронут. Через 10 дней мы смогли забрать его домой. Он был такой крохотный для своего возраста, почти невесомый. Он был напуган, но не плакал. Я привык к нему сразу, как к своему, слово «адаптация» меня не коснулось.

У сына адаптация, конечно, была и по большей части закончилась только через три месяца после приезда домой. Затем в течение 5 месяцев временами случались откаты: он возвращался в то состояние, в котором приехал к нам — уходил в себя, «зависал», дергал у себя волосы и ресницы, монотонно щипал себя, сильно сосал палец. Проблему с пальцем мы решили за неделю: стали надевать пижаму с длинными зашитыми рукавами, и он отвык от вредной привычки.

Вся тяжесть сыновьей адаптации легла на плечи жены, она была с Даней круглые сутки, а я днем на работе. В детский сад мы его решили не водить, чтобы не возвращать в Систему, из которой недавно забрали. Ему нужна была мамина любовь, домашний уют.

Мы не ходили в развлекательные центры, дозировали эмоции, гуляли там, где малолюдно, в первый месяц не пускали в гости даже бабушек и дедушек.

Даня начал доверять нам, сформировалась настоящая привязанность к родителям — необходимое для ребенка чувство. Теперь можно с уверенностью сказать, что введенные нами на первое время ограничения были во благо.

Когда на работе узнали о том, что у нас появился приемный сын, одни крутили пальцем у виска, другие пожимали руку. А я был по-настоящему счастлив от того, что я отец… дважды. Дочку жены от первого брака я принял как свою, когда той было 8 месяцев. То есть кровных детей у меня нет. За время лечения от бесплодия нам советовали многое, например, сменить партнеров. Но мы выбрали друг друга раз и навсегда, мы семья, команда.

Мы своим решением, своим сынишкой очень довольны и ни разу не пожалели о своем поступке. Всем будущим приемным родителям хочется пожелать: читайте, много читайте. Я очень советую книги Людмилы Петрановской «Тайная опора» и «Дитя двух семей». Пройдите Школу приемных родителей, это ни к чему не обязывает, но помогает стереть шаблоны и страхи перед приемством, оставшиеся еще с советских времен.

Дети из детского дома не второй сорт, не изгои, это точно такие же дети, обычные, только травмированные от недостатка любви.

***

Одна из приемных мам, ведущая блог в Инстаграм под ником @n_mirs, также делится историями приемных отцов, с которыми ей удалось познакомиться. Одна из таких историй ниже.

Папа Владимир, сыновья Андрей (5 лет) и Виктор (3 года), в семье 2 года:

«Нужно чистить голову от предрассудков вроде “генов проституции и алкоголизма”»

Когда-то давно мы с женой говорили о том, как хорошо иметь большую семью и что нужно бы взять ребенка из детского дома в дополнение к своим троим-четверым. Мы решили, что это будет правильно с точки зрения развития семьи и семейных отношений. Это был обычный разговор, который положил начало нашей истории.

Были ли у меня страхи? Наверное, я немного опасался, что в приюте нам не все расскажут о здоровье малыша. Но я не уверен, что это можно назвать страхом. Скорее, я ничего не боялся, к тому времени мы уже приняли решение и я много работал над обустройством дома и детской. Однако мы сразу знали, что пока не потянем ребенка-инвалида, много слушали и читали о детских болезнях, копили информацию.

Когда я увидел наших пацанов первый раз, подумал: забавные ребята. Андрей был весел, скакал по кровати и дрался с детьми, на щеках был диатез, в ушах — вата от отита, на шее — след будто от ожога сигаретой. Витька был недовольный, любопытный и пухлый. Мы не сомневались, что возьмем их.

Дома началась адаптация.

Первые месяцы были тяжелыми и напомнили мне первые месяцы жизни моего кровного сына от первого брака: бессонные ночи, детский плач, пеленки, нервы. 

Оказалось, что с маленькими приемными детьми происходит все то же самое, только в более концентрированном виде: здесь год за два. Первое время малыши в ступоре: они не могут понять, зачем они здесь и можно ли доверять этим взрослым. Затем наступает череда конфликтов, потому что оказывается, что дома все не так, как в учреждении, правила другие, в этот период дети проверяют родителей на прочность и оценивают рамки дозволенного. 

Нам ко всему этому еще пришлось лечить болячки, с которыми дети вышли из дома ребенка. После наступает затишье: все друг к другу попривыкли, жизнь стала понятной, но откаты в поведении все равно иногда случались. Первый год скучать не пришлось.

О своих чувствах к сыновьям могу сказать так: они менялись постепенно от чувства ответственности за них до настоящей любви. И да, конечно, мы ни разу не пожалели о принятом решении.

Будущим приемным папам хотелось бы посоветовать читать Юлию Гиппенрейтер и Людмилу Петрановскую, чистить голову от предрассудков вроде «генов проституции и алкоголизма» и не сомневаться в себе. Если вы работаете над собой и ситуацией, то все обязательно получится.

Спецпроект «Папа может»

Все материалы спецпроекта



Подпишитесь на нас в фейсбуке: