ЮНЕСКО, в 1988 году, выделила четырех педагогов, чьи идеи не только повлияли на развитие педагогики в XX веке, но и заложили ее основы в целом. Фамилии этих людей почти у всех на слуху: Джон Дьюи, Мария Монтессори, Георг Кершенштейнер и Антон Макаренко. Рассказываем о Георге Кершенштейнере, немецком профессоре, чьи неоднозначные и в свое время революционные идеи оказывают влияние на современные европейские школы и по сей день.

Георг Кершенштейнер родился в 1854 году в Мюнхене, где и прожил всю свою жизнь. Будучи выходцем из семьи предпринимателей, он блестяще окончил гимназию и учительские курсы, и преподавал математику и естественные науки в коммерческом училище, а затем и в университете.

Заняться теорией педагогики Георга Кершенштейнера, дослужившегося до должности школьного советника города Мюнхена, подтолкнуло его неприятие революции и коммунистических идей.

В конце XIX-начале XX вв. Германия остро переживала социальный кризис, корни которого отчасти скрывались в том, как была построена педагогическая система того времени. Дети из богатых, аристократических семей, до 16 или 18 лет находились на домашнем обучении, с лучшими учителями и гувернантками, затем поступали в университеты. Дети из семей среднего класса учились в гимназиях, для них так же были открыты двери университетов и коммерческих училищ.

Хуже всего дело обстояло с семьями рабочих — для их детей образование заканчивалось начальной школой. Кроме того, немецкий парламент всерьез рассматривал законопроект о сокращении учебных часов в таких школах. И вполне возможно, волна революции захлестнула Германию бы намного раньше, если бы не идеи профессора математики Мюнхенского университета.

Кершенштейнер, понимая, что увеличение числа малограмотных, обозленных людей, которых лишили будущего, может привести к катастрофическим последствиям для общества в целом, резко высказался против сокращения учебных часов в рабочих школах, и, опираясь на идеи швейцарского педагога-гуманиста И.Г.Песталоцци, выводит новые принципы народной «трудовой школы».

Новая школа — школа труда

Георг Кершенштейнер, как и любой нормальный немец, ценил порядок, точность и прагматизм. Что должна давать школа ребенку из рабочего класса? Уж точно не умение петь хором. Одной из важнейших задач новой школы была возможность предоставить ученику, уже с начальных классов, основы профессионального образования, которое он может совершенствовать в будущем.

Конечно, со стороны могло показаться, что успешный профессор университета просто запирает своими идеями детей в определенные рамки: если ты родился в рабочей семье, будь рабочим и дальше, продолжай дело своих родителей, не смей даже смотреть в другую сторону. Но это не совсем так.

Кершенштейнер делал особый упор на том, чтобы найти подход к каждому ребенку, который обучался под его началом. В первой экспериментальной трудовой школе в Мюнхене он вел тщательное наблюдение за каждым ребенком, начиная с начальных классов. Он отмечал сильные и слабые его стороны, чем ученику интересно заниматься, а к чему у него не лежит душа.

Он так же, впервые в истории педагогики, провел сравнительный анализ около 100 000 детских рисунков, и пришел к выводу, что дети младшего школьного возраста лучше воспринимают информацию наглядно, в виде рисунков и схем. Это нововведение было немедленно принято немецкими педагогами начальных классов.

Педагог считал, что время «книжной» школы уже прошло, новый «ревущий» XX век требовал новых решений для молодого поколения.

Так, при трудовых школах Кершенштейнера были свои мастерские, сады и огороды, лаборатории для естественно-научных опытов. Однако, любой ученик школы Кершенштейнера вовсе не должен быть просто хорошим и исполнительным «работягой».

Педагог настаивал на том, что любой учащийся должен овладевать знаниями, быть грамотным не только для того, чтобы писать и читать, но и знать свои права, быть полностью готовым к жизни вне стен учебного заведения. Более того, Кершенштейнер никак не принижал важность образования (как и начального, так и средне-специального) для девочек.

Школа как основа самосовершенствования

Новая школа должна, по мнению Кершенштейнера, стать тем светлым периодом детства, которое навсегда останется в памяти. «Когда я вижу в наших мастерских и лабораториях, школьных кухнях и садах мальчиков и девочек с раскрасневшимися щеками, с веселыми взорами, то в этом я чувствую самое лучшее подтверждение того, что мы находимся на верном пути. Здесь просыпаются и те, кто за школьными скамьями считались ленивыми, тупыми или небрежными учениками. Более того, нередко случается, что такие горе-дети далеко превосходят своих товарищей... » — писал он.

Также Кершенштейнер особенно подчеркивал важность самообразования. Его стараниями библиотеки, прежде бывшие доступны лишь ученикам гимназий и студентам университетам, появились и в обычных школах.

Ученик, воспитанный в любви и уважению к труду, сам должен был открывать и воспитывать в себе высокие душевные грани: любовь к родине, к товарищам, к месту работы, к своей собственной деятельности.

Более того, Георг Кершенштейнер предложил трудоустраивать выпускников таких трудовых школ, он поощрял и патронировал развитие и становление первых молодежных организаций. Все это воспитывало новый тип рабочего — он твердо стоит на ногах, он отличный специалист, он хочет и может работать во благо отчизны. И, конечно же, никаких революционных идей у человека, получившего хорошее специальное образование, вполне довольного жизнью быть не может. Тут и начинается критика педагогических идей Кершенштейнера.

Критика и современное применение идей

Конечно, он, не умаляя его грамотный подход к индивидуальности каждого ребенка, был абсолютно человеком своей среды и своего времени. Пройдя свою первую педагогическую практику в качестве сельского учителя, он с подозрением относился к социалистическим течениям в рабочей среде. Наблюдая за постоянными забастовками рабочих, он прекрасно понимал, к чему это может привести, и какие последствия будут для людей его окружения.

Минусом его системы было то, что он, педагог искренне любящий детей, и пытающийся найти их индивидуальность, заинтересовать их в учебе и труде, даже не пытался сглаживать острые углы социальных противоречий.

В трудовых школах для детей рабочих он предлагал вводить больше практических занятий, таких как работа в саду, или столярной мастерской; в то время как для учеников гимназий он говорил о важности теоретических знаний, нежели практических.

Однако, труд в системе Георга Кершенштейнера не может быть насильным: каждый ребенок выбирает себе занятие по душе. На этот принцип упирал советский педагог Антон Макаренко, создавая свою трудовую колонию для малолетних преступников. Положительный результат такого советско-немецкого подхода не заставил себя ждать, равно как и критика. Так, Н.К. Крупская резко выступала против идей немецкого педагога: «Он преклоняется перед буржуазным государством, блюдет пуще всего его интересы и с ними сообразует свою педагогическую деятельность. Он хочет школы, которая при помощи новых методов преследовала бы старые цели... »

Однако, принципы «трудовой школы» стали основой для реформирования европейских школ в целом. И по сей день идеи Кершенштейнера, правда в более мягком их прочтении, используются европейскими педагогами для формирования основных профессиональных навыков учеников, начиная с начальных классов.

Фотография на обложке: ranenburzhets.livejournal.com 



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше