До сих пор часто можно слышать, как про чересчур строгого и требовательного учителя или родителя с иронией говорят «ну, Макаренко!» Рассказываем о советском педагоге и о его системе образования, которая до сих пор вызывает множество споров.

Немногие знают, что Антон Семенович Макаренко включен ЮНЕСКО в список ученых, определивших направление и способ педагогического мышления в XX веке. Эта система так и не получила однозначной оценки, однако ее действенность и результативность активно используется сейчас в отраслях управления и менеджмента.

«Только живой пример воспитывает ребенка, а не слова, пусть самые хорошие, но не подкрепленные делом»

Антон Семенович Макаренко родился в небольшом городке Харьковской губернии в семье рабочего.

О его детстве известно крайне мало — единственный, кто оставил об этом времени хоть какие-то воспоминания, был его младший брат Виталий, которого в 70-х годах прошлого века разыскал немецкий исследователь наследия Макаренко Гётц Хиллинг.

По воспоминаниям младшего брата, жившего в эмиграции во Франции, Антон был прилежным и способным учеником. Его рвение к учебе заметил отец и всячески помогал мальчику найти свое призвание. Антон Макаренко закончил начальное железнодорожное училище, годичные педагогические курсы, и в 1905 году начал работать учителем истории в железнодорожном училище на небольшой станции Долинская.

Вскоре начинающий педагог понял, что настало время продолжить свое образование. Он поступил в Полтавский учительский институт, который закончил с отличием в 1917 году.

Тему диплома выпускник выбрал необычную — «Кризис современной педагогики». «Мы обучаем технических специалистов сопротивлению металлов, но не обучаем педагогов сопротивлениям личности, но ведь это имеет место», — писал он.

По мнению Макаренко, педагог — это не просто человек, который заходит в класс на часовую оплату и читает свой предмет, а тот, кто через этот предмет, будь то история или, скажем, биология, воспитывает личность ребенка.

Молодому специалисту после блестящей защиты диплома сразу предложили продолжить научную карьеру при институте, но Макаренко решил работать «в полевых условиях» и стал инспектором народных училищ в Полтаве. Примерно в этот период он пишет свой первый рассказ и отправляет его Максиму Горькому. Но Горький, вопреки ожиданиям начинающего прозаика, рассказ раскритиковал. Однако этот момент положил начало переписке, а потом и дружбе Горького и Макаренко.

«Научить человека быть счастливым нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно»

Результат периода революции и Гражданской войны — это не только перелом в российском обществе, но и около 7 миллионов беспризорных детей. Это стало настоящей проблемой для молодого Советского государства: дети, не знавшие другой жизни, кроме как жизни в маргинальной среде, становились малолетними преступниками.

По всей стране были организованы специальные учреждения для беспризорников, но процент «перевоспитуемых» был ничтожно мал: пробыв какое-то время в таком приюте, воспитанники чаще всего сбегали, или, «отсидев» положенный срок, возвращались к прежней жизни. В педагогических кругах того времени всерьёз поднимался вопрос, а стоит ли вообще перевоспитывать таких детей? Нужны ли они будут обществу?

«Воспитывает все: люди, вещи, явления, но прежде всего и дольше всего — люди. Из них на первом месте — родители и педагоги», — напишет позже Макаренко.

В 1920 году он, отказавшись от должности инспектора, создает недалеко от Полтавы трудовую колонию для малолетних правонарушителей. Под его надзором оказалось около 600 детей, выходцев из низших слоев общества: дети-воришки, карманники, девочки-проститутки.

Антон Семенович решил обойтись в этой работе без педагогического состава и обслуживающего персонала. Уже через год, в 1921 году, этой трудовой колонии было присвоено имя М. Горького, и почти каждый день ее воспитанники принимали высокопоставленных гостей. Вскоре даже родители трудных детей, не в силах справится с ними сами, и дабы уберечь от влияния дворовых компаний, отдавали их «на перевоспитание» в колонию им. Горького.

© a.kras.cc

Это было удивительно — как один человек, тихий учитель истории, близорукий, в смешных больших очках, смог заставить уважать себя тех, кто понимал до этого только силу? Сразу посыпались обвинения в антисоветской методике воспитания, «палочной дисциплине», особенно усердствовала в обвинениях Надежда Крупская. Но основой своего метода Макаренко ставил не роль физического воздействия, а уважение к личности.

«Дети — это живая сила общества. Без них оно представляется бескровным и холодным»

Обычно в трудовых колониях, детских домах того времени детей заставляли работать — так трудотерапия стала основой перевоспитания. Как правило, это была однотипная, отупляющая работа, не требующая особых навыков и обучения.

Макаренко также отвел главную роль труду в своей системе, но труду по душе. Он внимательно следил за каждым своим воспитанником, беседовал с ним, чтобы понять его пристрастия и привычки. Каждый ребенок в трудовой колонии Макаренко находил себе занятия, в которое включался с удовольствием. Таким образом, среди воспитанников были распределены и обязанности. А если человек чем-то увлечен, работает над тем, что приносит ему искреннюю радость, доволен и нацелен на результат — за это дело можно не волноваться, оно будет сделано качественно и в срок. Поэтому и не волновался Антон Семенович за порядок среди своих подопечных: он точно знал, что все кровати будут заправлены, пища приготовлена, и все будут при деле.

© a.kras.cc

Так, трудовая колония им. Горького была полностью на самообеспечении: был сад и огород, даже небольшая ферма. Бывшие воришки, маленькие бродяги, сами того не замечая, увлеченные своим делом, становились полноправными членами общества.

«Соединение огромного доверия с огромным требованием и есть стиль нашего воспитания», — так писал педагог.

И если в других заведениях к подобным детям относились действительно как к отбросам общества, из которых не может в принципе получиться ничего, кроме как подсобного рабочего, то Макаренко даже не употреблял термина «беспризорник» в отношении своих подопечных. Прежде всего это были дети, которым нужен был педагог, способный их увлечь и понимающий, как воспитывать детей, которые выросли в неблагополучной среде. 

Самым страшным наказанием для провинившегося был бойкот — с ним просто переставали разговаривать все: и дети, и сам Макаренко. Этот метод оказывал даже на самых отпетых правонарушителей ошеломляющие воздействие. Ведь применение физической силы для таких детей не было чем-то новым, они с малолетства участвовали в драках, выживали на улице, но никто и никогда не пробовал таким образом воздействовать на них.

Также Антон Семенович постоянно совершенствовал свою систему, занимался самообразованием, считая, что не может педагогом быть человек, не работающий прежде всего над собой. Этот совет он давал и родителям — проверьте себя, свои знания и умения, прежде чем воспитывать детей.

Ни один из воспитанников трудовой колонии им. Горького не вернулся к прежней, преступной жизни. Гораздо позже немецкий исследователь биографии Макаренко Г. Хиллинг разыскал некоторых «горьковцев»: это были абсолютно счастливые люди, с благодарностью вспоминающие своего учителя.

«Труд был всегда основанием человеческой жизни и культуры»

Чем больше успехов делал Макаренко, тем больше он обращал на себя внимания. К нему возникало много вопросов. До сих пор исследователи не сходятся во мнении, были ли это просчеты самого Макаренко — он не скрывал, что основу железной дисциплины своей системы он почерпнул из царской армии, где служил его брат-офицер — или банальная зависть менее удачливых коллег, особо упирающих на антисоветский подход к педагогическому процессу.

Так или иначе, но он в 1930-х гг. был переведен в Киев на бумажную работу.

Тогда же Макаренко раскрылся как публицист и теоретик педагогической науки. Его произведения «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях», посвященные нелегкому труду в перевоспитании и социализации трудных детей и подростков, заняли достойное место в рядах книг по педагогике.

Конечно, система Макаренко была не идеальна, но следовала традициям своего времени — коллектив, дисциплина и счастье труда. Но во многих аспектах, а именно в индивидуальном подходе к каждому ученику, в высоких требованиях для самого педагога, она опередила время.

Основы системы Макаренко используются и по сей день. Правда, не в педагогической сфере, а сфере менеджмента и организации управления. Любой офисный клерк, сам того не зная, трудится отчасти и по системе А.С. Макаренко. Особенно ценят и тщательно изучают его труды среди управленцев предприятий азиатских стран — Японии, Кореи и Китая.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше