Хелен Келлер, первая слепоглухая в мире, получившая высшее образование, писательница, филантроп, известна далеко за рамками специальной педагогики. Ее жизненный путь учит не сдаваться и идти вперед при любых жизненных обстоятельствах. Хелен Келлер посвящено много трудов, статей, по ее биографии сняты фильмы и даже поставлен на Бродвее мюзикл «Сотворившая чудо». Но кто сотворил чудо для самой Хелен Келлер? Рассказываем про Хелен и ее наставника Энн Салливан.

Энн и школа Перкинса

Энн Салливан родилась в бедной семье ирландцев-эмигрантов. Отец много пил и бил своих домочадцев, мать умерла, когда девочке было всего восемь лет. Через год отец Энн отправил ее и младшего брата Джимми в приют города Тьюксбери, где Джимми, страдавший от туберкулеза, вскоре умер. Маленькая Энн еще в детстве переболела трахомой (инфекционное заболевание глаз) и, после переезда в приют, начала стремительно слепнуть.

В Тьюксбери ей провели несколько операций, но они не принесли никакого улучшения. Тогда, благодаря ходатайству местного священника, ее перевели в более современную больницу при приюте в Бостоне, но операции, сделанные бостонскими врачами, мало чем помогли. Слепнувшая Энн вернулась в ненавистный ей приют. В 1880 году ее направили на обучение в Школу Слепых Перкинса, где, благодаря стараниям местных специалистов, зрение к Энн частично вернулось. 

Школа Перкинса была удивительным местом — основанная еще в 1829 году доктором Джоном Фишером, школа стала первым специализированным учебным заведением для особенных детей.

Здесь слепые были здоровыми людьми, способными к обучению, но никак не инвалидами. Основатель Школы, доктор Фишер, настаивал на том, чтобы у слепых людей были такие же возможности и жизненные перспективы, как у зрячих. Сначала его позицию считали глупой и наивной, но потом, когда успехи его учеников стали очевидны, Школа Слепых стала полноправным учреждением образовательной системы США того времени.

Здесь Энн Салливан просто расцвела — учеба давалась ей легко, она с удовольствием помогала младшим ученикам, проявив при этом незаурядным педагогический талант. Она с радостью осталось бы и дальше в любимой школе, уже преподавателем, но ей предложили весьма интересную работу — отправиться в Алабаму, к семье Келлер и стать гувернанткой для их слепоглухой дочери.

Знакомство с Хелен

Хелен Келлер росла в совершенно других условиях, нежели Салливан. Ее родители были крупными плантаторами, и маленькая Хелен не знала ни в чем отказа. Она родилась здоровым ребенком, уже в возрасте шести месяцев начала произносить первые слова. 

Но, когда девочке было чуть больше года, она серьезно заболела. Врачи поставили ей невнятный диагноз «воспаление мозга». Возможно, это был менингит или краснуха, но болезнь оставила ужасные последствия — прежде активный, быстро развивающийся ребенок, Хелен оглохла и ослепла. Однако она сохранила младенческие воспоминания прежней здоровой жизни: когда ей хотелось есть, она показывала рукой, как режут что-то на ломтики, помнила слово «вода» и что оно обозначает, но передавала его в искаженном варианте. 

Хелен, несмотря на недуги, сделавшие ее инвалидом, росла смышленым и жизнерадостным ребенком. У нее были друзья, и она играла с ними на равных.

Единственное, что ее расстраивало — неспособность говорить. Она испытывала настоящий гнев из-за того, что отличалась от других.

Приступы гнева и истерик стали повторятся часто, Хелен кусалась и била свою няню, успокоить ее было очень трудно, и мало кто из ее семьи понимал, что истинная причина ее припадков в том, что Хелен пытается научиться говорить самостоятельно и терпит неудачи. Об этом, гораздо позже, Келлер напишет сама в автобиографии, но пока ее отец твердо решил, что дочь необходимо отправить в приют для инвалидов.

Методики работы с такими детьми в США еще не было, да и во всем мире только начали обращать внимание на особенных детей как на полноправных членов общества.

Однажды, когда незавидная судьба Хелен была почти решена, ее мать, Кэтрин, прочитала заметку Чарльза Диккенса о Лоре Бриджмен. Лора была слепоглухой воспитанницей той самой Школы Перкинса, более того, благодаря своему педагогу Самуэлу Хауи, она научилась читать и писать, вышивать и вязать и даже писала стихи. Лора Бриджмен осталась работать в Школе учителем, став первым слепоглухим человеком, получившим и успешной применившим не только свое образование, но и социальные навыки. Это был настоящий луч надежды для Кэтрин Келлер, и она немедленно обратилась в Школу Перкинса с просьбой найти для них человека. Отец Хелен поначалу был категорически против: не пристало уважаемым плантаторам Юга обращаться за помощью к северянам. Но любовь к дочери победила.

Хелен и Энн Салливан

В 1887 году двадцатилетняя учительница Энн Салливан приехала в усадьбу Келлеров. Она сразу приступила к работе: первым делом она настояла на том, чтобы жить с девочкой отдельно — родители выделили им усадебную пристройку. 

Работа с глухонемым ребенком

Энн стала относиться к своей воспитаннице вовсе не как к девочке-инвалиду из богатой семьи. Она стала относится к ней, как к равной и себе и другим людям. Поблажек за ее особенности не было — Энн говорила с ней, как со здоровым человеком, фразами. Изображала на ладони подопечной знак, у которого был буквенный эквивалент в английском языке. Таким образом Хелен начала учить слова. Но пока Хелен просто повторяла слова за учительницей, таким образом пополняя свой словарный запас. Однажды, когда Энн набирала воду, Хелен сунула руку под струю и в этот момент в ее сознании произошел переворот, к которому так упорно подводила ее Салливан. 

«Я узнала тогда, что в-о-д-а означала то чудесное и прохладное, что текло по моей руке. Это живое слово пробудило мою душу, дало ей свет, надежду, радость, освободило её», — напишет позже в своей биографии Келлер.

Этот момент навсегда войдет в историю американской специальной педагогики: в Капитолии установлен памятник Хеллен — бронзовая девочка, с восторгом опустившая руку под струю воды.

Но это будет значительно позже — Келлер и Салливан только начали разбираться вместе в нюансах языка и грамоты. Пока что, чтобы объяснить свою мысль собеседнику, Хелен использовала подражательные движения. Прогресс работы с молодой учительницей был очевиден: уже через месяц ребенок, которого хотели отправить в приют, понимала разницу между существительными и глаголами, затем начала сама образовывать предложения, а через три месяца написала свое первое письмо, используя шрифт Брайля. 

Хелен научилась читать книги, набранные шрифтом Брайля, и не спала ночами — она читала. Но Энн Салливан решила не останавливаться на достигнутых успехах ученицы и научила ее писать карандашом, чтобы девочка могла объяснятся с теми, кто не знал шрифта Брайля. Она занималась с ней историей, точными науками, привезла ее на экскурсию в родную Школу Перкинса. Этот приезд несказанно обрадовал девочку — она поняла, что не одинока, что есть люди подобные ей. 

В десять лет Хелен узнала о норвежской девочке Рагнхильде Каате, которая научилась говорить, как обычный, здоровый человек. Ее педагог сразу начал учить ее полноценной речи, не делая упора на ее инвалидность. Этот пример вдохновил Хелен, ей захотелось превзойти норвежскую девочку. Одновременно это очень взволновало родителей: они переживали, что, если их дочь потерпит неудачу, это сильно ее расстроит и отобьет охоту к обучению вовсе. Но ее учитель и уже верный друг Энн Салливан считала иначе.

Вместе они поехали на консультацию к Саре Фуллер, педагогу, которая настаивала на том, что глухие люди могут и должны учится говорить. Фуллер с радостью поделилась своим методом: она прикладывала руку ученика к своему горлу и произносила звук, ученик же пытался воспроизвести артикуляцию. После одиннадцати уроков Хелен начала практиковаться самостоятельно. Она выучилась говорить, но, конечно, ее голос был весьма специфическим.

Высшее образование 

Родители не жалели денег на реабилитацию и обучение Хелен: закончив школу Райта Хьюманса для глухих, она в 1896 поступает в школу при Гарварде для девушек. Келлер мечтает о колледже, но из Колледжа Рэдклиффа получает отказ: во-первых, у девушки проблемы с алгеброй, во-вторых, для нее нет учебных пособий. Этот отказ безмерно огорчил Хелен, но Салливан сама решает перепечатывать учебные пособия шрифтом Брайля, или читает ей учебники, помогает девушке победить точные науки, сопровождает ее на консультациях и уроках. 

Хелен Келлер закончила колледж в 1904 году со степенью бакалавра, став первым слепоглухим человеком, получившим высшее образование.

В колледже сформировались и ее идеологические воззрения: она увлеклась социализмом, изучала труды Маркса и других теоретиков этого течения, принимала позицию суфражисток (движения за предоставление женщинам избирательных прав— Прим. Ред.). Все это было высмеяно политическим истеблишментом США того времени: да, слепоглухая девушка стала звездой, получив образование, но уже пора и успокоится, незачем лезть еще и в политику. 

Борьба за права человека

Поддерживаемая Салливан, Хелен не сдавалась. Она полностью отвергла те южные традиции, в которых была воспитана. С горечью писала она о том, что ее отец так и не стал считать афроамериканцев людьми. Во время Первой мировой войны Келлер отставала позицию невмешательства Америки в конфликт, выступала на пацифистских митингах. Ее автобиографию «Моя жизнь» сначала напечатанную как рассказ в женском журнале, издали и перевели на 50 языков. Келлер не ограничилась одной книгой, позже она написала еще несколько. Везде на титульном листе были слова благодарности ее верному другу и сподвижнику Энн Салливан.

Сама Энн снова начала терять так дорого приобретенное слабое зрение. К концу своей жизни в 1936 году она полностью ослепла. Энн никогда не переживала, что находится в тени своей способной и прославленной ученицы, не заявляла громко о своем педагогическом подвиге, не писала методических пособий. Все это за нее сделала благодарная Хелен Келлер, которая держала Энн за руку в ее последний день.

Хелен Келлер уже с новой ассистенткой продолжила свой путь. Она прожила долгую жизнь, боролась за право особенных людей на обучение и полноценную жизнь в обществе, отстаивала права рабочих и покалеченных на Мировых войнах солдат. Боролась за равноправие женщин и цветного населения США, стала знаменитым спикером и мотиватором. Сам Ник Вуйчич, родившийся без конечностей, признал, что его главной поддерживающей силой, кроме любви родителей, был пример Хелен Келлер.

Энн Саливанн и Хелен Келлер, сотворившие чудо, похоронены рядом, в Национальном Соборе Вашингтона. 

Автор выражает признательность за помощь в подготовке материала прекрасному профессионалу в области работы с особенными детьми — своей маме.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше