Виталина, Володар, Диас, Арнольд и Офелия... Сколько фантазийных, исторических и просто красивых имён было бы утеряно, сколько необычных характеров и судеб не было бы обретено, если бы в нашей стране существовал комитет по личным именам — такой, как в Исландии.

Ваше имя в руках шести человек

Произнося слово «комитет», вы, конечно же, представляете себе большое скопление людей, находящихся в представительном здании, сидящих за столами, заваленными бумагами, длинными списками с именами, и напряженно думающих: «Маша или Даша? А может, Глаша?»

Но нет, комитет в Исландии — это всего шесть человек: трое назначаются министром юстиции на службу сроком 4 года, и ещё трое — высшими учебными заведениями страны. Только представьте, в руках шестерых человек целая страна, с ее именами, отчествами и фамилиями (ведь с Исландии в фамилии тоже могут включаться имена родителей)! И пока эти достопочтейнейшие шесть мужей не дадут добро на выбранное вами имя вашему же ребёнку, придётся малыша называть «зайчик» или «солнышко».

Почему?

Вы спросите, зачем и кому это нужно и почему нельзя давать возможность родителям самим решать, как назвать собственного сына или дочь? Все просто, Исландия в борьбе с иностранными заимствованиями (больше всего с заимствованиями из Дании) в первую очередь отстаивает свой язык. Если вспомнить историю, то в 1918 году Исландия стала независимой страной, но влияние Дании осталось.

С 1960 годов университеты Исландии взялись за искоренение чужеземных элементов, постепенно был создан Реестр исландских имён, а в 1991 году — Комитет по личным именам. Критериями отбора имени стали: следование традициям исландского языка, благозвучность имени, соответствие исландской грамматике, совпадение рода имени с полом ребёнка. Иначе говоря, в нашей стране комитет однозначно был бы за Ивана, Петра и Агафью. А вот имена для девочки Ярославы и мальчика Валеры могли бы не пропустить.

Агент 007 или Мария-Луиза-Виктория?

Конечно, люди, решающие за всех, должны однозначно иметь тонкий вкус и безупречные имена. Таким является Йоханнес Бьярни Сигтриггссон, доктор по исландской грамматике, писатель. Он очень гордится своей родословной. Ведь мало того, что у него одно из самых красивых, созвучных и, главное, истинно исландских имён, правильно и со вкусом названы его дети: дочь Жора, сыновья Гудмундур, Сигтриггур и Эйстеин (мальчики названы в честь двух дедов и одного исландского поэта 14 века). В России подстать Йоханнесу был бы, наверное, только какой-нибудь Матвеев Всеволод Радомирович или Иванов Иван Иванович. Сам Йоханнес и другие представители комитета считают свою работу очень ответственной и без скромности заявляют, что не будь их, детей называли бы либо сочетанием цифр либо именами из семнадцати слов. То есть Агент 007 или Мария-Луиза-Виктория — вполне ожидаемая реальность, если не станет комитета.

Борцы за имена

«Извините, но греческое имя Andrej не соответствует правилам грамматики исландского языка. Назовите ребёнка Андреан или Андреас, а может, Андэ или Андрес. В конце концов, в исландском языке есть прекрасное имя Андри», — такие отказы в Исландии не редкость. Обычно от половины до двух трети имён утверждаются, остальные варианты отсекаются.

Бывают и случаи, когда пытаются оспорить решение Комитета. Так, в 2005 году Йон Гуннар Кристинссон, актёр и политик, пытался изменить своё имя на Йон Гнарр, то есть изменить второе имя и убрать третье. Комитет удовлетворил просьбу наполовину — теперь он Йон Гнарр Кристинссон, а его дочь Камилла (Camilla) так названа только неофициально, комитет не пропустил имя, так как в нём присутствует не исландская буква «С».

Дома — Блэр, а официально «Stúlka», что переводится как просто «Девочка». С такими именами Блэр Бьяркадоттир Рунарсдоттир прожила целых шестнадцать лет. Всё дело в том, что родители назвали её в честь героини романа Халлдорора Лакснессома «Рыба может петь» Блэр, успели окрестить под этим именем, а Комитет официально не принял — в исландском языке это имя значилось как мужское, а значит, девочке не подходит. Оставалось либо менять род имени, либо пол самой пострадавшей. Шестнадцать лет она оставалась «Девочкой», а потом опротестовала решение Комитета в суде, тем самым доказала, его слово — не последнее, и рыба действительно может запеть.

Все больше и больше

Теперь в исландском реестре имён появилось женское имя Блэр, которое от мужского отличается системой склонения. А вообще реестр растёт стремительно: в 2012 году он насчитывал чуть более 3500 имён, в этом году их уже 3600, и в январе список пополнился пятью новыми: мужскими Геймар и Бримтоур, женскими Гудна, Иселин и Льйоуней. Быть может, не за горами время, когда одобрят греческое Andrej и Camilla, а, в общем, Комитет делает полезное дело — укрепляет исландские корни и развивает в стране своё, родное. Нам остаётся лишь позавидовать, а может, порадоваться — нашей фантазии ничто не мешает. Главное, не переусердствовать — ведь с 2017 года в нашей стране уже действует закон, который запрещает называть детей оскорбительными или нелепыми именами, а значит, ЗАГСы имеют право отказать в регистрации ребёнка слишком уж необычным именем.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше