Месяц назад мы публиковали новость о женщине, которая родила ребёнка в волнах Красного моря. Сегодня наш новый автор делится с читателями уникальным опытом родов в открытой воде.

Принято считать, что роды — сложный и болезненный процесс, который требует постоянного медицинского контроля. В ряде случаев — это обязательное условие. Но иногда обстоятельства складываются так, что можно рожать и по-другому. Например, вместе с мужем в морских волнах — самостоятельно, от начала схваток и до начала новой жизни. Опыт родов в море от автора «Дэйли Бэби».

Почему мы рожали в море?

Чаще всего меня спрашивают, зачем было «выпендриваться», кому и что мы хотели доказать? Никому и ничего. Самый простой и честный ответ — просто мы любим плавать. И море любим. 

Ответ более развернутый: мысль о родах в море пришла с увлечением дайвингом. Мы начали изучать вопрос безопасности погружений и обнаружили очень странную вещь: нырять с аквалангом нельзя на любых сроках беременности просто потому, что не доказано пользы для плода. Вреда тоже не доказано — данных, достаточных для исследований, просто нет. Поэтому проще запретить на всякий случай, что, в целом, вполне понятно. 

Ко второй беременности мне было 38, и у меня был опыт рождения двойняшек 12 лет назад. Опыт довольно позитивный. Раз дайвинг оказался под запретом, я просто продолжила плавать по паре километров в открытом море почти каждый день и нырять фридайвингом.

Как рожают в Египте

В этой мусульманской стране 8 из 10 женщин предпочитают кесарево сечение. Или, вероятно, доктора убеждают их в этом — так проще, безопаснее и быстрее. На то, чтобы родить, многие семьи берут кредит, который потом долго выплачивается. Гинекологи — сплошь мужчины, поэтому на прием приходят либо с мужем, либо с кем-то из старших родственниц, обычно это огромная необъятная матрона. Всю беременность принято побольше сидеть или лежать, часть домашней работы берут на себя подросшие дочери или другие женщины в семье.

После родов, кстати, женщина тоже должна лежать 40 дней, ее под руки водят в туалет и кормят с ложки в буквальном смысле слова.

В общем, если бы я отдалась полностью выбору египетских медиков, меня в мои 38 и 40 соответственно однозначно стали бы резать — а мне этого никак не хотелось. Я даже в кино могу высидеть до конца фильма с трудом, потому что долго сидеть на одном месте просто физически не умею. Поэтому мы сделали по-своему.

© Фотография из личного архива героини

С ростом ребенка внутри меня росло желание и рожать в море — я себя чувствовала как никогда хорошо, в море сразу пропадало ощущение бегемотообразности и неповоротливости. Плавание очень хорошо позволяло разгрузить спину. Отеков тоже не было. Да и вообще никаких проблем не было. Детям явно нравилась такая «невесомость в невесомости». На 36-й неделе я делала УЗИ, чтобы убедиться, что все в порядке и ребенок находится в правильном положении.

Я не знаю, решилась бы я рожать самостоятельно без сопровождения, если бы девчонки были в ягодичном предлежании. Именно в таком положении они обе были примерно до последнего УЗИ. Я думаю, что переворачивались они именно потому, что я почти постоянно ныряла — с зависанием в воде вниз головой. 

Первое соло в море

Муж к тому времени не обладал вообще никаким акушерским опытом и даже не видел родов вживую. Тем не менее, он довольно охотно поддержал мою идею.

Место на побережье было выбрано так, чтобы до отличного госпиталя можно было добраться за две минуты пешком.

Со вторым соло была ровно та же ситуация: на берегу сидел врач со своим «аварийным» чемоданчиком, рядом стояла машина, готовая довезти до госпиталя за считанные минуты. 

К счастью, эта подстраховка не пригодилась: во время схваток оба раза я то прогуливалась по вечернему берегу, то заходила поплавать в воду — особой боли не было. Сценарий родов тоже был примерно одинаковым. 

На почти полном раскрытии (я определяла его самостоятельно, да и чувствовалось, когда головка опустилась максимально низко) мы уплывали от берега и там ждали потуг. С собой брали обычный надувной матрас, чтобы я могла опираться руками, если мне хотелось просто «повисеть» в воде. 

В обоих случаях на окончательное раскрытие и потуги ушло около часа: воды отходили уже на потугах, детей принимал муж, потом мы неспешно плыли к берегу и там я спокойно давала дочкам грудь. Плаценту тоже перерезали сами часа через три. Хвостик оба раза отпал сам на третий день, желтушки и прочих детских «радостей» не было.

© Фотография из личного архива героини

Третья дочка — Мелита — начала ходить в 8 месяцев, сейчас в ее почти три это очень энергичный веселый и болтливый электровеник. Четвертой — Дине — сейчас месяц, так что пока это просто спокойный и прожорливый хомяк, родившийся весом 4200. Обе начали плавать в море со второго дня жизни и отлично спать ночами, просыпаясь всего раз на кормление.

Вопрос антисанитарии

Те, кто высказывает осуждение нашему способу рожать, говорят о том, что в море полно микробов и вообще не стерильно по сравнению с больницей. Меня постоянно мучает только один вопрос: во время родов довольно много различных выделений.

Неужели тем, кто рожает в ванной, пусть и большой, в больнице постоянно меняют воду? А в море, даже при штиле, все это сразу сносится, и потом: это же экосистема, которая постоянно очищается сама по себе.

Ну и о целебных свойствах морской воды: я могу лишь сказать, что Мелита за свои почти три года жизни не видела врачей в глаза, поскольку, к счастью, никогда ничем не болела, даже простудами. Думаю, дело в экологии — мы живем на берегу моря, где нет никакого производства и смога. И в том, что она плавает с рождения. 

Эмоциональный и психологический опыт

Оба раза мне безумно понравилось. И вынашивать, и рожать — хотя я осознаю, конечно, что отчасти я должна сказать «спасибо» генам, моей заслуги тут никакой, наверное, нет. Это очень интимный, спокойный и светлый процесс, которым можно было наслаждаться каждую минуту.

© Фотография из личного архива героини

Я не могу сказать, что роды — это прямо так уж безболезненно. Скорее, я бы назвала этот опыт впаданием в некий транс. Все, что нужно «делать» в этом процессе — это не делать в смысле активного действия вообще ничего. Просто слушать свое тело и понимать его. Нырять в схватки, как в волну, чувствуя, как головка медленно продвигается вниз. Дышать во время потуги, когда взрезается головка — ребенок ведь тоже является активным участником родов. Принять ту позу, которую просит тело, когда малыш начинает двигаться по родовым путям: во второй раз я сменила три позы, прежде чем поняла, что хочу стоять на четвереньках в воде.

Если первый раз был отчасти на интуиции, то второй получился полностью осознанным. Я уже не только чувствовала, но и знала, что на потугах, например, не нужно спешить и «помогать»: нужно просто дышать и дать телу сделать свою работу.

Даже немножко жалко, что в свои «почти 41» на пятого я, вероятно, уже не решусь. Пожалуй, я бы не стала советовать всем подряд повторять роды в открытом море — все же для этого нужна довольно серьезная подготовка: эмоциональная, физическая и теоретическая. Но, как мне кажется, важно хотя бы узнать, что роды могут быть прекрасными и гармоничными. И что очень важно слушать себя и свое тело. И ни в коем случае не бояться.

Спецпроект «Вокруг света за 40 недель»

Все материалы спецпроекта



Подпишитесь на нас в фейсбуке: