Когда вы выходите на прогулку с  тройняшками, вы никогда не знаете заранее, что вас ждет. Знаете только одно — будет очень весело и когда-нибудь об этом можно будет написать книгу. Александр Андрианов, отец трехлетних тройняшек, пока не написал книгу, зато делится забавными фактами из жизни их семьи с читателями Дейли Бэби.

Без комплексов и сантиментов

Когда мы выходим на прогулку, многие люди оборачиваются нам вслед, умиляются, задают какие-то вопросы. В общем, все идет хорошо, пока сердобольные прохожие не пытаются заговорить с нашими детьми.

На любые слова, обращенные в свой адрес, тройняшки начинают махать ручками и кричать «пока-пока», а если их не понимают с первого раза — показывают языки. Так стараются, что даже глаза закрывают. Тут уж их все понимают, даже самые несообразительные. Мы пока не объясняли малышам, что говорить с чужими нельзя, но теперь, наверное, уже и не будем.

Наши прогулки очень редко обходятся без любовных драм. Глеб — жуткий ловелас. Как не выйдем с ним гулять, вечно за какой-нибудь девчонкой увяжется, причем обязательно постарше и головы на две повыше. Влюбляется он часто, чего уж там. Как на улицу не выйдем, так и влюбляется. 

© Фотография из личного архива Александра Андрианова

В гостях у доктора

Недавно ездили делать манту. Пока Даня с Лизой рассматривали рыбок в аквариуме, Глеб отправился выяснять, на каких принципах основана работа местной системы энергоснабжения. Отключил свет в кабинете у доктора, в общем, вел себя как обычно. То есть странно. А тут к нему еще девочка подошла, как обычно, постарше и повыше на добрую голову. Стала ему что-то рассказывать, схватила за плечо. Глеб таких вещей вообще-то не любит. Он хоть парень и молодой, но уже кое-что на своем веку повидавший. Глеб знает, что когда его хватают и вешают при этом какую-то лапшу на уши — надо на всякий случай нанести коронный удар лбом, а уже затем разбираться, что к чему.

Долго краснеть за сына мне не пришлось, потому что мы уже опаздывали к доктору, но краем глаза я заметил, что с девочкой ничего плохого не случилось — она тут же переключилась на кого-то другого. Того, кто не интересуется системами энергоснабжения, а сконцентрирован на более простых вещах — машинках, солдатиках, каких-нибудь человеках-пауках.

«Ой, какие у вас послушные дети, — восхищалась врач, — даже не пикнули во время укола». Кстати, я был бы очень удивлен, если бы они пикнули. Да их болевому порогу позавидует любой спецназовец! Они легко выдерживают прямое попадание кубиком или машинкой. Синяки от их укусов можно показывать в самых страшных фильмах ужасов.

Когда ты хочешь спокойно поесть и закрываешь дверь в комнату — Глеб запросто может разбежаться и со всей дури врезаться в нее головой. А затем еще раз и еще. Если прошел день, а на теле тройняшек ни одной новой ссадины, никто не подрался, не покусал своего ближнего и ничего на него не уронил — это значит, ты перепутал адрес и пришел в какую-то другую семью. 

© Фотография из личного архива Александра Андрианова

Так что, какие там уколы, я вас умоляю! Наши дети настолько суровы, что играют отвертками и молотками. Даже Лиза, маленькая, очаровательная девочка, которой бы переодевать кукол и возить их на колясочке, сидит под столом и наяривает там  какой-то особо упертый шуруп, высунув язык и сощурив от удовольствия глаза. Стоило папе в один из выходных дней взяться за починку мебели, дети мгновенно все поняли. И теперь, когда им говоришь «давайте поиграем», они тянутся не к кубикам, не к машинкам — они тычут пальцами на балкон и требуют немедленно выдать инструментарий. А ты, папа, можешь идти, мы тут как-нибудь без тебя.

Рыночные отношения

Как-то раз выбрались на рынок. В одной палатке бананами угостят, в другой конфетами, в третьей они без спроса нахомячат изюма и получат от удивленного продавца еще и кураги. И парень понимает, что еще легко отделался, у него на лотках ох как много всего интересного! В общем, ужином детей можно уже и не кормить. 

Тройняшек на рынке все знают, даже по именам, и тройняшки тоже знают всех. Особенно тех, у кого можно разжиться вкусностями. 

Одна продавщица интересуется: «А как вашу маму зовут?»

— Мама — копуша! — в один голос кричат тройняшки.

Упс! Наверное, не стоило говорить так про жену, когда она долго собиралась на прогулку. Теперь весь рынок знает правду о нашей маме. 

Покой уже даже и не снится

В выходные гостили у бабушки с дедушкой. «Малыши вели себя идеально», — заявили они, и с чистой совестью возвратили нам ценный груз. «Идеальные дети» немедленно измазали тушью окно, а гуталином — зеркало в коридоре, Лиза на радостях начала прыгать до потолка и ударилась носом о бортик кровати, Глеб подрался с Даней. А потом они все вместе пошли купаться, но случайно проломили пластмассовый таз и вылили в ванну мою пену для бритья и шампунь. И все это за неполный час!

Я пытался спасти нашу маму и дать ей немного отдохнуть, ну хотя бы поесть в тишине и спокойствии. «Мама уехала на би-би», — сказал я и закрыл дверь детской. Но дети, как назло, услышали на кухне щелчок от микроволновки. «Ни, — изрек довольный Глеб, — мама ням-ням» — и дальше их было уже не удержать.

Только глубокой ночью в доме устанавливается относительная тишина, да и то не всегда. Бывает, как заладят под вечер: «бай-ни, бай-ни». Это значит, что спать они не пойдут, и можешь даже не уговаривать. И плевать, что на часах уже одиннадцатый час — «бай-ни», и все тут! Но даже, когда вымотаются и разлягутся по кроваткам — на легкую прогулку рассчитывать не приходится. «Бай мама, бай папа, бай диди, бай ав-ав, бай олень, бай… Мы так много с кем прощаемся, пока не уснем. Со всем словарным запасом!



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше