Болеют ли в Кении малярией, почему детям не дают антибиотики и как проходят роды в одной из лучших больниц страны? Своим опытом родов и воспитания дочек в Найроби с «Дэйли Бэби» поделилась Лолита Козырева.

«Мы наблюдаемся у того же педиатра, который принимал мои роды»

В 2011 году мы с супругом поехали в Кению отдыхать и влюбились в эту страну: в её прекрасный климат, доброжелательных людей. Решение о переезде далось нам легко: я уволилась с работы, а у мужа был в Москве бизнес, которым он мог управлять дистанционно откуда угодно. Мы поселились в Найроби, где вскоре у нас родились две дочки.

Мы занимаемся бизнесом в Кении, поэтому оформили инвесторскую визу. Её дают на 2 года, а дальше продлевают ещё на два, и так до бесконечности. Также сюда можно приехать по туристической визе. Она выдаётся на 3 месяца и на столько же продлевается.

Так что фактически в стране как турист можно находиться полгода совершенно легально. За это время можно успеть родить здесь ребёнка, который по достижении 21-го года сможет претендовать на кенийское гражданство. Если ребёнок рождён от экспатов, сразу его не выдают. Ещё вариант получения гражданства — прожить здесь 7 лет и сдать экзамен на знание суахили. В этом году мы как раз планируем это сделать. В Кении два государственных языка – суахили и английский.

Страховку здесь получают в любой кенийской или международной страховой компании, но нужно внимательно проверять условия. Чаще всего для того, чтобы страховка покрывала ведение беременности и роды, её нужно оформлять заранее — за 10-12 месяцев до беременности. В нашем случае рожать платно было более выгодно, поэтому страховки у нас до сих пор нет. Благо девочки болеют довольно редко, и мы не видим острой необходимости её оплачивать. Роды вместе с ведением в общей сложности обошлись нам в 7000$, так как оба раза у меня было плановое кесарево. Естественные роды стоят чуть дешевле — 5000$.

«На родах присутствует и гинеколог, и педиатр, который впоследствии ведёт ребёнка»

Вся медицина, равно как и образование, в Кении платная. При этом уровень технического оснащения и квалификации медперсонала в государственных больницах ниже в разы. В частных клиниках условия более привычны для нас, да и врачи со всего мира приезжают в Найроби работать. Мой гинеколог, к примеру, из Португалии, а педиатр девочек — из Индии.

Кстати, в Кении есть интересная традиция, согласно которой на родах присутствует и гинеколог, и педиатр. Гинеколог просто достаёт ребёнка и тут же передаёт его педиатру.

А тот уже его обтирает, проводит осмотр, взвешивает, прочищает дыхательные пути. И этот же педиатр затем ведёт ребёнка. Так, моей старшей дочери сейчас 5,5 лет, и мы до сих пор наблюдаемся у того же педиатра, который принимал мои роды.

Нашего гинеколога нам посоветовали друзья из российского посольства. Здесь у врачей-гинекологов есть рейтинг, который показывает процент успешно рождённых благодаря нему детей. Она была в нём на первой позиции.

Доктор действительно оказалась очень хорошей, внимательно проводила каждый осмотр, отвечала на все мои вопросы, вникала в суть любой проблемы. Здесь нет такого потока пациентов, как в России, когда у врача на тебя есть ровно 5 минут, по истечении которых тебя начинают выгонять из кабинета.

Отличается также и то, что в Кении беременную не гоняют по всем специалистам без надобности. Я всего по одному разу сдавала общий анализ крови и мочи, также мне делали тройной тест на выявление генетических патологий у плода, УЗИ проводили 3-4 раза за всю беременность. Когда я спросила гинеколога, направит ли она меня еще на какие-то обследования, она внимательно на меня посмотрела и спросила, есть ли какие-то жалобы. Я ответила отрицательно, на что она сказала: «Тогда зачем мне вас куда-то направлять?»

Удобным было также и то, что после первого же приёма у врача мне выдали план ведения беременности, в котором было расписано с точностью до конкретных дат, когда нужно делать те или иные процедуры. Это позволило легко планировать свою жизнь на 9 месяцев вперёд.

«Детали родов я узнала из видеозаписи, которую муж сделал на камеру GoPro»

У меня было два плановых кесаревых. Первое по показаниям, потому что дочка в животе находилась в весьма акробатической позе: она сидела головой вверх с поджатой под попу левой ногой и вытянутой к носу правой ногой. Врач пыталась сделать акушерский переворот, но дочь сопротивлялась, поэтому мы решили делать кесарево из-за высокой вероятности травмы для ребёнка — она могла сломать себе ногу.

Во время второй беременности была возможность рожать естественным путем, но, посоветовавшись с доктором, я решила вновь делать кесарево. Тем более что швы делают очень аккуратные, маленькие, можно спокойно ходить в бикини по пляжу — их даже не видно. Нити использовали рассасывающиеся, а после операции нанесли влагозащитный спрей, так что я могла спокойно принимать душ.

Операцию мне делали под общим наркозом, поэтому детали родов я узнала из видеозаписи, которую муж сделал на камеру GoPro. Сам процесс был, конечно, закрыт ширмой. Но в остальном муж снял всё, что происходило в операционной.

Как только гинеколог достала ребёнка, дочку сразу же передали педиатру, который, как я говорила, проводил все необходимые обследования: взвешивал, обтирал, прочищал дыхательные пути. Акушер-гинеколог тем временем зашивала меня. Затем малышку завернули в плед и отдали мужу, но через несколько минут она начала плакать.

Педиатр сказал, что ребёнку холодно, её переложили в кювез, где она моментально заснула. Примерно через 20 минут после родов меня уже перевезли в палату реабилитации и какое-то время я приходила в себя там, облепленная датчиками, которые считывали мой пульс и измеряли давление. Там муж и ребёнок также были со мной, а после мы уже все вместе переехали в палату.

Госпиталь, в котором я рожала, назывался «Агахан». Он построен как мини-городок со множеством корпусов. Родильное отделение носит красивое название «Павильон принцессы Зары». На этаже было 6 одноместных палат и две медсестры на этаж, которые были доступны 24 часа в сутки. Палата была просторная, с удобной кроватью для меня и диваном для мужа, была своя ванная комната с душевой. Мне понравилось, что там везде были установлены красные кнопки, чтобы в экстренном случае женщина могла позвать медсестру, даже находясь в душе.

На меня и мужа предоставлялось трёхразовое питание. Отношение персонала было очень доброжелательным, заботливым. За те несколько дней, что я провела в роддоме, медсёстры провели настоящий курс молодого бойца. Нам объясняли, как прикладывать ребёнка к груди, как менять подгузник, как купать и пеленать малыша. В общем, объясняли всё, что нужно знать молодой маме.

Так как у нас было плановое кесарево, мы просто пришли в клинику заранее с направлением от врача, сказали, что у нас запланированы роды на определенные даты, внесли депозит и потом уже в назначенное время приехали с вещами и заселились, как в отель. В случае с первыми родами, поскольку мы ещё не знали местных порядков, гинеколог бронировала палату сама. Она фактически бесплатно организовала мне роды, а мы только пришли и внесли депозит в размере 500$. После выписки выставляют счёт, оплачиваешь его и едешь домой. Выписывают на 3-и сутки после кесарева и через 8 часов в случае естественных родов, если нет осложнений.

«Можно делать прививку от малярии и жёлтой лихорадки, но необходимости в этом нет»

Прививки здесь ставят стандартные, календарь схож с российским. Интересно, что в Кении педиатр сам выбирает, по какому календарю проводить вакцинацию. Кто-то придерживается американской системы, кто-то – британской. Наш педиатр — сторонник британского календаря, поэтому некоторые вакцины мы делаем раньше, чем это принято в России. Из обязательных прививок, которые не делают в России, могу выделить только вакцину от ротавируса, но её делают в виде капель в рот. По желанию можно делать прививку от малярии и жёлтой лихорадки, но необходимости в этом нет, потому что в Найроби этих болезней нет. Нужно уезжать куда-то вглубь страны, чтобы их подхватить.

Мне нравится, что здесь педиатры не пичкают детей антибиотиками. За 5 лет моя старшая дочь пила их дважды, потому что даже бронхит врачи лечат чаем с мёдом и лимоном вкупе с постельным режимом.

У нас даже был случай, когда пришлось врать педиатру в Москве, что мы принимали антигистаминные. Так получилось, что ревакцинацию Пентасимом нам нужно было делать в России. Врач прописала антигистамины, а я удивилась, потому что перед предыдущими двумя аналогичными прививками мы их не пили. Я позвонила нашему педиатру в Найроби, она сказала, что ничего принимать не нужно, и я её послушала, так как этот человек наблюдает моего ребёнка с рождения и знает о ней всё. Но педиатру в Москве пришлось сказать, что лекарства мы принимали. Иначе она могла бы отказать нам в прививке.

«Старшая дочь была единственным белым ребёнком на нашей улице»

В Найроби находятся такие организации, как World Bank и ООН, поэтому здесь живёт и работает по контракту много белых людей со всего мира. Хотя русская диаспора не такая многочисленная.

Тем не менее старшая дочь была единственным белым ребёнком на нашей улице и, конечно, она избалована вниманием детей. Как только она выходила на улицу, все детки к ней бежали, потому что все хотели дружить с белой девочкой с золотистыми волосами.

Был смешной случай, когда мы приехали с ней в Москву, вышли на детскую площадку и по её лицу было видно, что она ожидала к себе такого же внимания, как в Найроби. Но никто даже не заметил её присутствия. Ей было очень трудно это пережить.

В Кении вообще все люди очень дружелюбные и открытые. К нам домой часто приходят играть соседские дети. Здесь очень популярно принимать у себя детей со всего района.

Даже есть специальное расписание, в котором написано, по каким дням какой дом принимает у себя детей. Обычно приходит порядка 20 ребят, и мы даже делим их на группы по возрастам, принимая в разное время.

Спецпроект «Вокруг света за 40 недель»

Все материалы спецпроекта



Подпишитесь на нас в фейсбуке: