Нужно ли давать детям карманные деньги, с какого возраста можно посвящать детей в финансовые подробности жизни семьи? В нашем материале три истории от первого лица и мнение психологов.

Опыт автора

К третьему ребенку у меня появилось понимание, что детей ограждать от финансовых вопросов нельзя. Разговаривать про деньги нужно обязательно — на доступном уровне, понятными словами, но обязательно говорить, называя вещи своими именами. 

В силу разных причин — моего малого родительского опыта, например — со старшими детьми я довольно долго вела себя иначе. В результате к их 12-13 годам вдруг обнаружилось, что они довольно плохо представляют себе причинно-следственные связи финансового аспекта жизни. Им что-то нужно? Единственный доступный их пониманию вариант — «мама, купи». К счастью, тогда я без проблем могла покрыть любые их запросы и потребности, но любое предложение подумать, нужно ли покупать конкретную вещь, или вообще отложить покупку, иногда вызывало негативные реакции и даже попытки манипуляций. Стало понятно, что в каком-то ключевом моменте воспитания была допущена ошибка: реальной ценности денег дети явно не понимали, какой-то внятной схемы получения карманных денег тоже не было.

Мы перешли к жесткому планированию бюджета всей семьи, и постепенно ситуация выровнялась. 

Третьей дочке Мелите сейчас три года, и дела обстоят следующим образом. Перед любым походом в магазин я озвучиваю детям сумму, которую готова потратить сегодня, а затем мы составляем список, обсуждая необходимость каждой конкретной покупки. Например: молоко нам нужно, чтобы сварить кашу, чтобы мама добавила его себе в кофе и чтобы мы сделали крем для торта. Яблоки нам нужны, потому что мы их любим и они полезные. Лекарства нам нужны, потому что все кашляют и мы хотим поскорее вылечиться — ну и так далее. Сразу закладываем ту сумму, которая нужна для покупки. 

Когда продуманы все покупки, необходимые для семьи, мы переходим к личным «хотелкам». Прежде всего, смотрим, что осталось — и осталось ли — после откладывания денег на общее. Затем выясняем, что хочется. Иногда выясняется, что оставшихся денег хватит, например, на одну шоколадку. В этом случае все понимают, что шоколадка будет разделена между всеми детьми и родителями — я считаю, что это нормально. Если мы видим, что можем купить каждому из детей то, что ему хочется — он может сам выбирать, делиться ли ему. И это тоже, как мне кажется, очень важно. Есть мои личные сладости — есть общие. Есть ситуации, когда я могу рассчитывать на свое — и бывает такое, когда можно купить только что-то одно на всех. 

Такой подход позволяет избежать истерик в магазине — ведь мы же договорились заранее, что мы покупаем, а что нет.

Мелита сама расплачивается на кассе и берет сдачу: я подчеркиваю, что это — очень важный этап совершения покупок, который можно доверить только большим девочкам. Тут же происходит обучение счету: пока в пределах простых чисел, но дочка постепенно привыкает к пониманию, что деньги обладают совершенно конкретной ценностью: скажем, на 10 фунтов можно купить килограмм бананов и йогурт. Или шоколадку. Но придется выбирать. Это работает. 

Точно так же я постоянно объясняю, почему я совершаю те или иные действия — например, отчего меня нельзя отвлекать, когда, например, я пишу эту статью. Я сразу даю полный расклад: ты можешь сесть около меня и тихонько порисовать или пособирать пазлы. Чем быстрее я допишу статью, тем быстрее мы пойдем гулять или поиграем вместе. Я получу столько-то денег и мы сможем их потратить такими и такими способами. Думаю, что карманные деньги дочка начнет получать лет с шести, сейчас пока в этом нет особого смысла. 

Анна, 41 год, сыну 9 лет

— Я не даю ребенку карманных денег, считаю, что это ни к чему. Я вожу сына на машине в школу и в секции, школьные обеды мы оплачиваем картой, еду, одежду и игрушки мы покупаем вместе — зачем тогда ему деньги?

Мне кажется диким, что современное общество настолько помешано на деньгах. Такое ощущение, что все сводится к товарно-денежным отношениям, но разве это нормально? Девочки в классе сына открыто вымогают подарки — скажите, кто из них вырастет и почему открытка, нарисованная своими руками, не котируется вообще? Мне кажется, что во время нашего детства все было иначе — как-то проще и теплее, мы не были такими меркантильными, и поэтому я хочу уберечь своего сына от подобных отношений. 

Алла, 45 лет, сыну 8 лет

— Начну с того, что я несколько лет работала в банке — и довольно часто брала часть работы домой, так что сын рос с мыслью, что деньги — это нечто совершенно конкретное. Это не миф, не волшебная палочка — их нужно, во-первых, заработать, а во-вторых — нужно уметь ими пользоваться, и этому тоже нужно учиться. 

У сына есть копилка в виде банкомата — игрушечного и простенького, но он занимается планированием личных средств лет с четырех, как только научился считать. С того же возраста Миша получает карманные деньги и сам решает, как, когда и на что их тратить. Он довольно быстро повзрослел в этом плане — сейчас, например, копит на новый скейтборд. 

Я считаю, что это нормально и правильно. Подарки друзьям на дни рождения или к традиционным праздникам мы покупаем пополам, подарки ему самому покупаются только из нашего бюджета, еда-одежда-транспорт оплачиваем, естественно, мы — а все остальное он оплачивает сам. 

Если Мише нужны дополнительные деньги, мы вместе обсуждаем, что он может сделать для их получения — то есть заработать, попросту говоря.

Из доступных вариантов — выгул соседской собаки, очистка машины от снега. Домашние обязанности — мытье посуды в его дежурный день и вынос мусора — не оплачиваются, потому что каждый в доме должен выполнять свой набор бытовых дел. Подрастет — с удовольствием помогу ему найти подработку посерьезнее. 

Что советуют эксперты

Психолог Наталья Петровская:

— Мы живем в довольно странное время. Нас самих — тем, кому сейчас около 40 — воспитывали так, что деньги считались злом. Богатство считалось вредным и преступным — «честному человеку столько не заработать», помните? 

Такой подход создал определенные поведенческие и культурные паттерны — и сегодня я вижу очень большое количество взрослых людей, которые стесняются адекватно оценивать свой труд, просить деньги за свою работу. До сих пор многие считают, что богатым быть стыдно и неприлично, но ведь и бедным быть никто не желает. Эти установки закладываются в детстве — и очень важно, чтобы родители были максимально честны с детьми. 

Дети не поверят, что необходимо планировать, если они видят, что папа может, условно, пропить всю зарплату в баре, а мама тратит ее же в салоне красоты.

Нужно показывать свои принципы делами, а не словами — и, конечно, хорошо бы сперва честно разобраться с собственными установками и комплексами на тему денег и богатства.

Психологи и успешные биржевые маклеры Кеннет Дэвис и Томас Тэйлор в своем бестселлере (книга «Kids and Cash: Solving a Parents Dilemma», в доступе на английском) приводят такие рекомендации, которые, по мнению авторов, сумеют привить детям правильные представления о финансах: 

  • Карманные деньги стоит начать давать детям с 6-7 лет, предварительно убедившись, что они действительно умеют сносно считать. 
  • Есть смысл сразу жестко определить, какие общие траты будут приходиться и на ребенка тоже — например, покупка подарков другу, а на что дети могут тратить деньги совершенно по своему усмотрению. Определите сумму — она должна быть достаточной для покупки его любимых сладостей, например. Но не делайте ее ни смехотворно низкой — это унижает ребенка и сводит на нет смысл всей затеи, ни чрезмерной — это больше похоже на попытку откупа. 
  • Маленькие дети могут получать карманные деньги еженедельно, а подросшие — раз в месяц, пусть учатся планированию. 
  • Наказывать ли карманными деньгами — решать родителям, мы этого делать не советуем. Во всяком случае, система штрафов, если она есть, должна быть максимально прозрачной.

Тем временем учёные пришли к выводу, что к пяти годам ребенок уже знает, что ему нравится больше: тратить или копить.



Эксперты: Наталья Петровская
Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше