Екатерина Шустова — цирковая артистка, чья творческая карьера началась в девять лет. Её номера на одном из сложнейших реквизитов — воздушных полотнах — поистине настоящее произведение искусства. Лауреат и призер многих цирковых фестивалей, бывшая артистка спектаклей ZED и Mystere знаменитого Cirque Du Soleil и мама малыша Феди, Екатерина согласилась поговорить с «Дэйли Бэби» о важном и сокровенном — о материнстве.

Екатерина, планировали ли вы свою беременность? Ведь для многих артисток зачастую стоит вопрос — карьера или семья.

Да, планировала. В один момент, когда я договаривалась по поводу очередного международного контракта, муж меня спросил: «А детей когда рожать будем?» Эта же мысль была и у меня. И мы договорились, что «отрабатываем» Новый год и просто попробуем. За три месяца до этого я перестала принимать гормональные препараты, муж начал готовится тоже. И так чудесно получилось, что я забеременела сразу после Нового года.

Видела вас и как педагога в воздушно-спортивном лагере, и как судью на Летнем фестивале воздушной гимнастики — было ли трудно работать? Выходили ли вы на манеж в положении, и с какого срока взяли себе «отпуск»?

Я узнала о беременности на сроке в 4,5 недель. Отработала еще четыре представления, на пятой неделе я взяла отпуск. С этого момента я выходила в манеж на мизансцены, на танцевальные номера — на полотнах уже не работала. Я понимала, что это может плохо закончится — вся нагрузка как раз идет на живот, и я решила не рисковать.

Но я продолжила тренировать. На малых сроках я делала и показывала легкие элементы, без давления на живот, и педагогическую деятельность я приостановила буквально за две недели до родов. И то по настоянию мамы и мужа.

«Хватит работать. Ты же в декретном отпуске: должна отдыхать, оставить время и для себя», — сказали мне.

Но вся эта работа поддерживала меня: да, я уже не лезла на снаряд. Но я видела, как это делали ученики, размышляла, правильно или нет, как это можно сделать по-другому, как помочь ученикам, что подсказать. Некоторые элементы, которые я начала пробовать во время восстановления после беременности, — были как раз задумками того времени. Этот период был на пользу. Пока есть силы и здоровье, нужно тренировать других.

© Шоу «Ловеро» Руслана Ганеева, «Папесса Иоанна». Фото из архива героини

Как вы восстанавливались после родов, какие советы можете дать новоиспеченным матерям?

Самый главный совет по восстановлению после родов, который могу дать новоиспечённым мамам — не торопиться ни в чем. Постепенно, плавно начинать привычные нагрузки, тренировки. Во-первых, чтобы не ушло молоко. У меня его было много, и даже сейчас, когда малышу год и два месяца, я продолжаю кормить, правда, только ночью. Мне повезло, мы обошлись без искусственного вскармливания.

К полноценным тренировкам — по полтора часа каждый день — я вернулась через два месяца после родов. Сначала я делала только «подкачку» на ремнях (цирковой реквизит воздушной гимнастики, — Прим.Авт.), прокачивала спину, пресс, руки, плечи, и только потом начала работать на полотнах. Я понимала, что если я прямо сейчас, после беременности, без подкачки залезу на реквизит, то я просто не выдержу, мне не хватит сил и выносливости. Кроме того, я могу травмироваться — начну делать обрывы и могу «дернуть спину», заработать грыжу.

Я решила приостановить себя в своем восстановительном периоде. Да, я буду медленней, но уверенней, и моя артистическая жизнь не будет короткой из-за глупых ошибок.

«Послеродовая депрессия». Это про вас?

Думаю, что если нет никаких целей после беременности, желаний и задач — то депрессия будет. Все в нашей голове. Если твои мысли о том, что вот, надо подкачаться, восстановить этот трюк, «растянуться» как следует и сделать вот это — никакой депрессии не будет. Мы сами себя двигаем вперед.

Конечно, мне было трудно, особенно эти первые два месяца. Ведь я планировала начать полноценно заниматься через две недели после родов. Но дети — все разные. Я кормила каждые 1,5 часов. Федюше нужно было много внимания. Мне не хватало не то что времени — сил. Сын просыпался ночью, плакал. Очень хотелось спать, особенно днем. И спасибо маме, которая пришла на помощь — Федю забирала в другую комнату и давала мне возможность чуть-чуть поспать днем. Причем сын почти не спал дома — ему нравилось спать на прогулке, в коляске. Эти заботы легли на плечи мамы.

Вы активно выступаете сегодня. Есть ли у сына няни, или он с вами и на гастролях? Как много внимания получается уделять семье?

Мы с ним вместе ездим на гастроли. Во время представления с ним сидит артистка нашего шоу, у которой тоже есть двое детей. А когда она работает и нужно поглядеть за ее детьми — мы приходим на помощь. В нашем коллективе взаимовыручка — у нас около 10 детей, разных возрастов, от 15 до 1,5 лет. Все очень дружны, общаются друг с другом, поэтому проблем с этим нет. И так в любом цирковом коллективе всегда можно найти человека, который эти 5-6 минут твоего выхода «покатает колясочку» или просто посидит с ребенком в гримёрке, пока он спит. Они получается тоже няни, своеобразные.

Практически все мое внимание сейчас направлено семье, она сейчас во главе угла.

Если ребенку нужно в поликлинику на осмотр, и это время выпадает на время репетиций — конечно, репетиция или переносится, или отменяется, но ребенок получает все, что ему необходимо в данный момент.

Изменился ли ваш график, снизилась ли нагрузка?

Мой график изменился, в том плане, что стало меньше времени для себя — если раньше я могла спокойно разминаться час, после этого репетировать столько, сколько я хочу, то сейчас это ограничено графиком ребенка. Поспать, покушать, поиграть. А мои занятия и репетиции приходится делать побыстрее или переносить на другие дни.

© фото Кристины Бабаевой

Вы из цирковой семьи, работаете в манеже с девяти лет. Можно ли прийти «с улицы» в мир циркового искусства?

Да. Вот мой муж — пример того, что можно прийти с улицы и стать артистом. (Муж Екатерины, Никита Данилов, работает инспектором манежа и ведущим представления, также ассистентом в номере Екатерины — Прим.Авт.) Многие талантливые, трудолюбивые артисты приходили и проходили все: были и «униформой» (рабочий, обслуживающий манеж во время репетиций и представлений — Прим.Авт.), и служащими по уходу за животными. Пройдя такое, ты еще больше ценишь то, что происходит с тобой сейчас.

Да, я из цирковой семьи, работаю с девяти лет. Мой брат работает с одиннадцати. Но нас родители не заставляли, они дали нам выбор: если хотите работать в цирке, то нужно в это вложиться. Если вы хотите пойти в «обычную» профессию, то нужно определить сферу, которая вам интересна и идти учиться, и учиться хорошо. Мы с братом выбрали цирковое искусство. Наверное, потому что нам было интересно ездить с родителями по разным городам и странам, знакомится с новыми, интересными людьми. Сейчас брат Виктор с женой Нелей дрессирует экзотических животных, они тоже родители — растят двух девочек.

Чем труден путь циркового артиста? Ведь можно выстрелить до фестиваля в Монте-Карло, а можно всю жизнь проработать в «уездном» цирке.

Каждый ставит себе свои цели и задачи: кто-то хочет работать в цирке Дю Солей, кто-то хочет поехать на фестиваль в Монте-Карло, кто-то хочет просто работать, кому-то интересней работать не в России.

Хорошо там, где нас нет, так скажу. Работа в Европе в шапито тоже трудна. Да, там мягче климат. Но разогреваться перед выступлением пусть и в минус пять — такое себе удовольствие. За красивым занавесом не стелют деревянные полы. Поставили на земле шапито — там земля и слякоть, поставили на асфальте — там асфальт. И только для зрителя это красивый прекрасный мир.

© фото Кристины Бабаевой

Да, я отработала в цирке дю Солей. Когда я была маленькая, то мечтала там работать, но в реальности я столкнулась со многими вещами, которые подпортили «идеальность» моей мечты. Пришло некоторое разочарование. Но опять же — разные шоу, разные управляющие и разные требования. В одном месте было все прекрасно, директор поддерживал артистический дух, а в другом шоу — все было просто: отработай и иди. Не было творческого роста, что меня убивало, и именно по этой причине я ушла из этой компании. Но я с удовольствием вернусь, если только будет возможность творческого роста.

Родители часто отрабатывают на детях свои амбиции — отдают их в спортивные секции, видят их сразу звездами манежа. Стоит ли так безапелляционно решать судьбу ребенка?

Вряд ли буду «пихать» сына в разные секции. Но так как он мальчик, наверное, в начале его «творческого пути» отдадим его на боевые искусства. Чтобы он мог постоять за себя, защитить братика или сестренку.

Что касается второй части вопроса: родители никогда не «нажимали» на меня. Но то, что я слышала о работе своих родителей от других артистов, от людей понимающих, меня подстегивало быть им ровней, не ударить в грязь лицом. Мои родители — уникальные артисты. Отец, Владимир Шустов, с братом-близнецом Анатолием работали как силовая пара, а мама, Жанна Нестерова, была в группе жонглеров. И я не могла позволить, чтобы говорили, что на детях Шустова и Нестеровой «природа отдыхает». Это не было навязано родителями, это было мое ощущение, которое остается до сих пор. Я горжусь родителями, и стараюсь поддерживать фамилию.

Какой совет вы можете дать работающим мамам?

Когда рождается ребенок, когда ты держишь его на руках, когда кормишь — ты испытываешь такие чувства, что и не описать.

Мне кажется, нельзя забывать, как бы тебя не тянуло к привычной жизни, к работе, что это маленький человечек важнее всего остального.

Просто не забывайте, работающие мамы, что у вас есть такое чудо и ответственность.

Что самое трудное в материнстве для вас сейчас?

Все-таки переезды из города в город. Особенно сейчас, в зимнее время. Страшно за ребенка, особенно если вдруг машина сломается, а у нас же «бескрайние просторы» между городами. Есть беспокойство за ребенка, за его график, из-за того что привычный распорядок дня сбивается из-за переездов. 



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше