Джон Дьюи, сын богатого табачного магната, мог бы просто пойти по стопам своего отца, пересчитывать и преумножать его наследство. Но он выбрал путь философа и педагога, идеи которого стали основой для современной системы образования в США. По мнению экспертов ЮНЕСКО, Джон Дьюи, наряду с педагогами Монтессори, Макаренко и Кершенштейнером, является одним из тех ученых, чьи философские и социальные воззрения определили ход педагогической мысли XX века в целом.

Джон Дьюи родился в 1859 году в семье табачного магната. Получил прекрасное образование в Вермонтском университете, где получил степень по философии.

Педагог и философ

Однако, молодой человек, перед которым, благодаря положению отца были открыты все двери, избрал иную стезю. Он стал преподавателем и пару лет проработал в частной школе. И не забросил занятия философией: издал ряд успешных статей, заслужив признание ведущих ученых-философов.

В США того времени философия не считалась наукой — курсы философии в светских университетах читали священники, всякий раз пересказывая Закон Божий, но разными словами. Джон Дьюи стал первым, кто не только показал светский аспект философии, но и предложил свои научные изыскания в качестве практических рычагов.  Его философия прагматизма и социальной реконструкции как нельзя лучше подходила обществу США того времени — молодому, стремительно развивающемуся и нацеленному на успех.

Немного позже перспективного ученого пригласили читать лекции в Чикагский университет, который в ту пору был учебным заведением совершенно нового формата: молодые педагоги, либеральные идеи и море практики, вместо наскучившей всем теории. В Чикаго Дьюи возглавлял школу-лабораторию: именно тогда он понял, что все реформы общества начинаются именно со школьной скамьи.

Новая педагогика

Как таковой единой педагогической системы в США в к. XIX-н. XX века не существовало. Но отсутствие единства среди педагогов не было, по мнению Дьюи, главной проблемой.

Просто любой молодой человек после всех лет своего образования не мог применить свои знания на практике. В чем-то эта ситуация напоминала Дьюи его годы, проведенные в изучении философии в университете: раз за разом студентам читали скучнейшие лекции, бывшими, по сути, вольными пересказами Библии.

Люди, получившие подобное образование в школе или университете, не могли и не решались мыслить самостоятельно, за рамками школьной или университетской программы. Они просто плыли по течению. Это совсем не подходило для того энергичного, «ревущего» времени со стремительным развитием экономики.

Дьюи предложил сделать обучение ребенка более практическим, даже для самых маленьких. Благодаря его инициативе в начале XX века при Чикагском университете была учреждена опытная школа, где обучались дети от 4-х до 14 лет.

Сначала, по теории Дьюи, педагоги школы вырабатывали у юных воспитанников практический интерес: в игровой форме дети учились делать все «как взрослые». Таким образом, каждое действие ребенка является и инструментом его познания, а через игру можно привить интерес к любому, даже самому скучному делу.

Дети постарше (11-13 лет) учились «делать». Мальчики и девочки осваивали прикладные ремесла (шили, работали на токарном станке или работали в саду) и, пробуя почти все виды «взрослой» деятельности, выбирали себе занятие по душе. Так, работа в удовольствие становилась основой личностного развития. Ведь если ребенок заинтересован в чем-то, например, с удовольствием работает в саду, ухаживает за цветами и растениями, ему захочется узнать об этом еще больше. Любопытство, интерес, по мнению Дьюи, и есть двигатель прогресса. Как экономики, так и интеллектуального и духовного развития человека.

Таким образом, традиционная школа с уроками и переменками была заменена на абсолютно новую образовательную систему — этот метод Дьюи назвал «методом проектов». Он подразумевал отказ от фиксированных уроков и поддержание живого интереса ученика к самостоятельному познанию предмета.

Однако развиваться должны не только дети, но и учителя. По мнению Дьюи, хороший педагог — тот, кто не только глубоко знает свой предмет, но и разбирается в нескольких смежных областях. Поэтому хороший учитель не только учит своих учеников, но и учится сам.

Идеи Дьюи с восторгом приняли в Европе и …Японии. Никогда еще педагог не обращался к ребенку напрямую, не ограждал его от взрослой жизни с помощью гувернанток, а приглашал в увлекательную игру — стать взрослым. Стоит сказать, что школьное обучение в той же Японии, особенно в младших классах, до сих пор строится на методах американского философа.

Визит в Советский Союз и критика диктаторских режимов

Философией Дьюи заинтересовались и в Советском Союзе. В 1920-х годах Джон Дьюи, по личному приглашению наркома просвещения Луначарского, посетил молодую Советскую Республику.

Он встречался с Крупской и другими видными советскими педагогами. Также американскому гостю были показаны первые экспериментальные школы-коммуны, (как, например, «Красные зори» под Петергофом) где бывшие беспризорники и малолетние преступники начинали новую жизнь, но не потому, что их насильно заставляли «шагать в светлое будущее», а потому что сами этого хотели — были заинтересованы, благодаря педагогам, в развитии через труд и любимое дело.

Дьюи пришел в восторг от того, как его система прижилась в Советском Союзе. «Нигде в мире я не видел так много разумных, счастливых, умно занятых делом детей» — писал он позднее.

К Дьюи обращались многие советские педагоги 1920-х годов (например Антон Макаренко). Приветствовали его идеи и в Германии. Но поездка в Германию, как и еще одна в нашу страну не состоялась.

Немецкий педагог Георг Кершенштейнер, переводивший на немецкий язык труды Дьюи, был инициатором его поездки в Германию. Но 1930-е годы XX века ознаменовались приходом к власти диктаторских режимов. Джон Дьюи был возмущен издевательством нацистов над педагогикой и детством, также написал пару критических статей и о Сталине. Поэтому и в Германии, и в Советском Союзе идеи Джона Дьюи были под негласным запретом весьма долгое время.

Джон Дьюи прожил долгую жизнь, стал автором более 30 монографий и 900 научных статей. Его идеи заложили не только основы современной североамериканской школы, но и составили педагогическую основу школьной системы ряда европейских и азиатских стран.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше