Каким может быть домашнее обучение и почему оно становится таким популярным в последнее время? Автор «Дэйли Бэби», журналист и мама четверых детей, двое из которых не посещают занятия в обычной школе, разбирается в этом вопросе.

Лето перевалило за экватор — а это значит, что практически все родители уже начали думать о покупке школьных принадлежностей и грустить по поводу грядущего раннего вставания: детей нужно будет вести в школу, опять все эти бантики-косички-дневники. Но для некоторых родителей лето — это не время каникул, а всего лишь один из четырех сезонов года. Потому что их дети учатся дома.

Разбираемся в понятиях

На западе разделяют несколько типов домашнего обучения. Один из них — хоумскулинг (homeschooling — сращение английских слов home («дом») и school («школа») — классическое в нашем понимании обучение на дому. Оно как явление становится все более популярным в России. Суть такой методики в том, что ребенок осваивает школьную программу, обучаясь дома — с кем-то из родителей или с приглашенными репетиторами. Экзамены сдаются по четвертям, в конце обучения дети получают диплом о среднем образовании, который ничем не отличается от других.

Есть и другой тип домашнего обучения — анскулинг (unschooling, где «un» — приставка отрицания): когда никакой системы образования нет. Анскулинг скорее философия, чем система обучения: ребенок учится тогда и тому, что интересно ему самому — или что находят важным его родители. Экзамены при такой форме либо сдаются экстерном, либо, в случае радикального отрицания родителями системы школьного образования, этого не происходит вообще.

Кстати, в России анскулинг официально не разрешен, тогда как в некоторых других странах — например, в США и Канаде — легален и довольно распространен.

Опыт мам

Мы узнали, что послужило причиной выбора хоумскулинга или анскулинга для своих детей у четырех мам.

Ольга, шестеро детей:

— Мы живем в деревне. Решение перебираться сюда из города мы приняли вместе с мужем: и экология здесь другая, а это важно для здоровья наших детей. Плюс мы хотим, чтобы дети с детства были приучены к нормальному труду: да, копать огород или ловить рыбу в реке я нахожу более полезным, чем сидение в гаджетах.

Школа здесь есть, но, во-первых, мы считаем, что уровень знаний, которые она дает, очень низок. Во-вторых, у каждого из шестерых детей свой собственный график дня, чтобы каждый успел позаниматься и выполнить свой объем обязанностей, поэтому тратить полдня на школу мне кажется неразумным. Трое детей-школьников учатся дома, а экзамены сдают экстерном. Я по образованию филолог, с программой мы прекрасно справляемся сами.

Что мы имеем в результате? Здоровых жизнерадостных детей, у которых есть нормальное детство: они знают, что такое работа в доме и умеют ее выполнять, но и на игры время тоже остается.

Телевизор они не смотрят, на уроки тратить время не приходится, потому что все делается сразу. Старшие помогают младшим, так что мне приходится лишь включаться при объяснении новой темы и контролировать, чтобы каждый сел заниматься вовремя.

Виктория, двое детей:

— Наш путь к хоумскулингу был непростым. У младшего сына — синдром Дауна, поэтому в обычной школе ему делать просто нечего. У старшего — довольно непростой характер, он не слишком хорошо уживался с одноклассниками. Поменяв три школы в течение года во втором классе, я задумалась: я все равно сижу дома с младшим — работаю удаленно — может быть, есть смысл не терзать и старшего? Да и время на отвоз его в школу тратить не нужно.

Мы просто написали заявление в школе, его приняли, и ребенок выполняет все те же задания, что и его одноклассники. У него так же есть каникулы — в общем, ничего особенно для него не поменялось, но заниматься ему очень хорошо. Раз в неделю приходит репетитор, который дает задания на неделю и проверяет выполнение предыдущих. На этапе начальной школы этого достаточно, дальше, видимо, будем нанимать нескольких репетиторов, когда начнутся другие дисциплины.

Новые друзья появились практически сразу после того, как сын начал учиться дома. Те два часа, что мы тратили на доставку его в школу и обратно, теперь отводятся на секцию по боевым искусствам. По ребенку видно, что он заметно успокоился, стал более расслабленным. Ему комфортно и интересно учиться — да и отметки заметно улучшились на домашнем обучении. Он не общается с теми детьми, которые ему не интересны.

Да, новых друзей всего трое. Но так лучше, чем когда был целый класс людей, которым, в целом, было совершенно наплевать на мальчика, а он просто не умел наладить контакт в силу возраста и характера.

Лида, воспитывает на анскулинге одну дочь:

— Моей дочери восемь лет. К теме анскулинга мы пришли сразу после того, как она начала делать первые шаги, и мы начали путешествовать всей семьей по миру, не оставаясь надолго вообще нигде. Мой муж излечился от довольно тяжелой болезни — и, пока он болел, мы пересмотрели свои жизненные ценности. Мы все здесь очень ненадолго, поэтому хочется именно жить в полную силу, а не загонять себя в рамки условностей. Мы оба дизайнеры, работать можем откуда угодно, были бы компьютер и интернет.

Мы не хотим прямо сейчас навязывать дочери какую-то конкретную страну для самостоятельной жизни, поэтому и не привязываем ее ни к одной из систем образования.

Она говорит на трех языках, активно занимается спортом, любит читать и рисовать. Сейчас мы вместе выбираем с ней четвертый язык для изучения — вероятно, это будет китайский или арабский, романо-германская группа ей неинтересна. Девочке очень нравится общаться с новыми людьми — независимо от их возраста. С нашими частыми переездами у нее всегда есть возможность практиковать языки. Когда она определится со своими предпочтениями для выбора будущей профессии, мы, разумеется, сделаем все, чтобы помочь ей освоить необходимые навыки и, если потребуется, получить официальный диплом. Сейчас об этом нет особо смысла говорить — так что и загадывать ни к чему.

Опыт автора, четверо детей:

— Мои старшие двойняшки на анскулинге. Мы изначально выбрали эту схему, когда переехали в Таиланд — и продолжаем это делать вот уже восемь лет, но теперь уже в Египте.

Решение было однозначным: когда я пришла с детьми на собеседование в обычную районную школу, я услышала элементарные речевые ошибки от их гипотетической учительницы. Потом вспомнила собственные «школьные годы чудесные» — и мне стало понятно, что я не хочу подобного для своих детей.

Кроме того, мне кажется, что традиционная линейная модель передачи знаний вообще устарела: уже нет смысла читать только учебник и только на одном конкретном языке. Все, что угодно, можно найти в интернете.

Но когда ты понимаешь, что именно ты хочешь узнать, включается мотивация и к критическому восприятию текста (а в моих соотечественниках очень сильна слепая вера печатному слову, даже если в статье написан полный бред).

Пример? Моя старшая дочь. В свои почти пятнадцать она твердо решила сделать дайвинг делом своей жизни — впервые она нырнула под воду, когда ей исполнилось десять. Сейчас для серьезного образования ей нужны и физика, и биология, и химия с математикой — и она сама выбирает время для освоения, сама ищет нужную литературу и сама занимается. Она понимает, что делает — и зачем ей это пригодится. Если она захочет изучать океанологию, например, в Калифорнии — она узнает, какие экзамены нужно сдать и будет к ним готовиться. Диплом же можно без проблем получить в любой школе, которая принимает экзамены экстерном. В любой, кстати, стране.

Да, для этого потребуется нанять репетиторов, скорее всего — и пару лет на совесть позаниматься. Но так и все мои знакомые, у которых есть дети, нанимают репетиторов в любом случае, даже если их дети посещают школу. В чем тогда разница? Пусть уж лучше ребенок получает профессию, вместо того, чтобы делать вид, что ходит в школу на занятия — а я бы делала вид, что очень сержусь двойкам в дневнике. Спасибо, не хочу. В дайвинге ей никто не ставит отметок — это ей самой важно быть лучшей в том, чем она занимается. По мне — так честнее.



Истории родителей —
в нашем телеграм-канале
Подписаться

Читать дальше