Робототехника в яслях, мягкие игрушки для борьбы с травлей и отдельные школы для русских — образование в Эстонии сильно отличается от того, к чему мы привыкли. При поддержке мэрии Таллина и турагентства Smartup.tours главный редактор «Дэйли Бэби» Анна Красовская посетила детский сад и две школы Таллина, чтобы понять, в чем секрет успеха эстонского образования и с какими трудностями сталкивается город в этом вопросе.

Все делится на «русское» и «эстонское»

Детские сады, школы, районы Таллина и даже целые города Эстонии традиционно делятся на «русские» и «эстонские». Так, из 125 детских садов Таллина треть являются русскоязычными, еще 18 — со смешанной формой обучения, остальные — эстоноязычные. Школы также разделяются по этому принципу, но даже в русскоязычных учреждениях 60% курсов должны проводиться на государственном эстонском языке. 

Звучит логично, но в реальности все гораздо сложнее. Часть русскоязычного населения в стремлении сохранить национальную идентичность максимально сокращает изучение своими детьми эстонского языка, и система дает им такую возможность.

Можно отдать ребенка в «русский» детский сад, где обязательны лишь 3 урока государственного языка в неделю, затем в «русскую» школу, где по идее значительная часть обучения должна быть на эстонском, но по факту часто сам преподаватель, будучи русским, недостаточно хорошо знает язык страны, в которой живет. В результате окончивший такую школу выпускник имеет меньше шансов на поступление в ВУЗ и меньше карьерных возможностей.

Символы России в «русском» классе эстонской школы

В «эстонских» школах обязательно изучение русского и английского. Часто к ним добавляется немецкий или французский. Знание минимум трех языков для эстонца — повседневная необходимость, а не исключительные знания.

Большое внимание уделяется инновациям и робототехнике

Робототехника сейчас является мировым трендом, в Эстонии к внедрению инноваций в образование тоже отнеслись ответственно. В Таллине 6 школ и 2 детских сада присоединились к программе #EduInnoLab и организовали инновационные лаборатории.

Детский сад Tallinna Liikuri Lasteaed благодаря программе теперь имеет в своем распоряжении десятки роботов, заниматься с которыми начинают дети с ясельного возраста. И это не отдельное занятие, а полноценная интеграция в игровой и учебный процессы.

С помощью роботов дети учат цифры, географию родной страны, основы программирования, тренируются работать в команде.

Игра с роботами в детском саду Tallinna Liikuri Lasteaed в Таллине

Преподаватели школы Tallinna Südalinna Kool также убеждены, что технологии не игра, а еще один инструмент на пути к знаниям. На уроках часто используются очки виртуальной реальности, которые помогают учителю географии продемонстрировать, насколько широка Амазонка, а учителю биологии — как выглядят флора и фауна тропических джунглей. После занятий с очками дети должны описать свои впечатления на рабочих листах и закрепить полученные знания. 

Родители предпочитают муниципальные детские сады частным

Дело тут даже не в стоимости, потому что городские учреждения не бесплатны. В Таллине в зависимости от дохода родителей ежемесячная плата составляет от 66 евро за детский сад без бассейна и от 72 евро — с бассейном. Также возможна доплата за питание, но большую часть этой суммы компенсируют власти города.

Родители имеют право поставить ребенка в очередь в три детских сада в своем районе и, как правило, достаточно быстро получают место в одном из них. В ясельные группы берут детей от 1,5 лет. Несмотря на то, что детские сады не являются обязательными, 97% детей их посещают. Частных же садов становится все меньше, по словам вице-мэра Таллина по делам молодёжи, образования и культуры Вадима Белобровцева.

Спектакль в детском саду в Таллине

«Еще лет 10-15 назад у нас очень остро стояла проблема с местами в детских садах, были очереди. Появление частных детских садов было логичным. Сейчас ситуация поменялась, во-первых, в связи с демографическими изменениями. Во-вторых, город построил достаточное количество детских садов. Сегодня при желании родители без проблем получают место. Есть частные детские сады определенной направленности, куда ходят дети с особыми нуждами, и конечно, такие учреждения мы всячески приветствуем и помогаем им».

В детских садах нет медперсонала

Всеми навыками оказания первой помощи владеют воспитатели, а в остальных случаях рекомендуется вызывать скорую помощь, которая приезжает в течение 5-10 минут. Лариса Зайцева, директор детского сада Tallinna Liikuri Lasteaed, рассказывает, что, к отсутствию медсестер привыкли достаточно быстро:

«В каждой группе есть аптечка. Антропометрию, которой раньше занималась медсестра, теперь проводят учителя в группе. Детям даже интересно самим: они измеряют друг друга, смотрят, кто выше, кто ниже, взвешиваются. Данные заносятся в электронную систему, родители видят, сколько было в начале года, сколько в конце. Научно-просветительскую деятельность проводят учителя. Далее мы отдельно приглашаем, например, зубного врача, он приходит два раза в год, обследует детей».

Большое внимание уделяется предупреждению травли

В эстонских детских садах и школах распространена датская программа «Освободимся от травли!». И ее суть не в повышенном контроле, а в том, чтобы научить детей эмпатии и дружбе. С детского сада у каждого ребенка появляется новый друг — лиловый мишка. Вместе с родителями дети дают мишкам имена, заботятся о них, делятся с ними своими чувствами, радостями и печалями. В пятницу в детском саду проходит собрание детей и мишек, на котором ребенок делится тем, что с ним происходило, рассказывает о своих эмоциях.

Лиловый мишка из программы «Освободимся от травли!»

С помощью игрушки ребенок учится самым важным качествам: терпимости, заботе, смелости и уважению. Он начинает понимать, что не все в мире обязаны быть его лучшими друзьями, но дети могут научиться товариществу.

Мишка помогает ребенку адаптироваться при переходе из детского сада в школу и может стать помощником в руках родителей и воспитателя при общении с ребенком. Методика предполагает активное участие учителей и воспитателей, которые предварительно проходят специальное обучение. Сегодня к программе «Освободимся от травли!» присоединились 143 эстонских школы и 474 детских сада.

В Таллине есть школы, которые специализируются на хобби

Если ребенку нужны дополнительные занятия — будь то английский или флористика — родителям не приходится тратить время на поиск места, преподавателя и денег. В разных районах города есть 4 муниципальных школы по интересам, в которых учат практически всему. Дизайн одежды, программирование, графический дизайн, фотография, пение, шахматы и кулинария — это лишь десятая часть занятий, которые проводятся в Tallinna Tondiraba huvikool. В учреждении 1600 учебных мест и 80 преподавателей.

Мастерская в школе по интересам Tallinna Tondiraba huvikool

Частные дополнительные занятия в Таллине, конечно, тоже есть, но им сложно конкурировать с муниципальными школами из-за цен. Так, в Tondiraba город компенсирует около 60% стоимости уроков. Родители платят в среднем от 16 до 32 евро в месяц за курс занятий. И еще 20% от этой суммы возвращают налоговым вычетом.

В школах есть малые классы для детей с особенностями развития

В Эстонии большое внимание уделяется особенным детям, при этом по возможности их обучают, не отделяя от класса или группы в детском саду. Однако, в зависимости от заболевания и психологического состояния ребенка, ему может потребоваться меньшее количество детей вокруг и повышенное внимание педагога.

Для таких случаев в общеобразовательных школах создаются малые классы, в которых учатся не больше 4-х человек. При этом у детей остается возможность пойти в общий класс или вернуться в малый, так как система достаточно гибкая. Вице-мэр Вадим Белобровцев рассказывает, что на пути к инклюзивному образованию приходится сталкиваться с трудностями.

Вадим Белобровцев, вице-мэр Таллина

«В первую очередь здесь надо было менять психологию людей, которые до сих пор считают, что дети с особенностями должны быть отдельно. Иногда сами преподаватели ничего об этом даже слышать не хотят. Да, есть такие дети, которые действительно должны быть отдельно, потому что это и в их интересах, и в интересах окружающих. Но зачастую мы говорим о логопедических отклонениях, которые в принципе исправляются.

Может быть, это синдром Аспергера, который не предполагает, что ребенок должен учиться отдельно. Для детей с более серьезными отклонениями мы сейчас активно развиваем политику малых классов при школах. Инклюзивное образование неизбежно, потому что количество детей с особыми потребностями растёт очень быстро».

«Дэйли Бэби» благодарит за помощь в подготовке материала турагентство Smartup.tours.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше