К суррогатным матерям в нашем обществе неоднозначное отношение: кто-то удивляется, кто-то восхищается, но многие порицают и осуждают. Что это за труд, какие препятствия приходится преодолевать и как сами суррогатные мамы относятся к своему делу, нам рассказала четырежды сурмама Глафира Дядченко.

Как я стала сурмамой

Я стала суррогатной матерью, можно сказать, спонтанно. Были нужны деньги, искала работу, увидела объявление. Требовались суррогатные матери, и чтобы войти в программу, надо было быть в возрасте от 18 до 35 лет, иметь положительный резус-фактор крови и собственных детей. У меня уже был свой ребёнок, проблем со здоровьем не имела, и я сразу решилась. Поехала в Санкт-Петербург, заполнила анкету, сдала анализы и благополучно забыла про это, решив, что и про меня забыли. А через год мне внезапно позвонили. Сказали, что в программу вошла, предложили вновь приехать и сдать анализы. Я сдала, через две недели подсадка, десять дней спокойного режима — и я беременна. Так я стала суррогатной матерью.

© Фотография из личного архива Глафиры Дядченко

Я думала, что все будет очень сложно, но на деле все оказалось гораздо легче. Подсадка — обычная процедура, мало чем отличающаяся от осмотра на кресле, беременность — тоже самая обычная: с токсикозом, болями в суставах и прочими прелестями. Так же встаёшь на учет, посещаешь врача, сдаёшь все необходимые анализы, делаешь УЗИ. Только внутренне понимаешь: это не твой малыш, но ты в ответе за него, за его здоровье.

Я домик. Я вторая мама

Первого малыша я родила в 2012 году, мне тогда было 28 лет. Месяца через три я поняла, что могу сделать это еще раз. Через год родила снова, а в следующие 4 года — ещё дважды. Всего шестеро детей (два раза были двойни), все здоровенькие, весом около 3 кг.

Как проходят роды? Как обычно, при этом никаких мыслей, что ты делаешь что-то не так и мучаешься зря, не возникает. А после родов расставаться с малышом не тяжело. Ведь ты идёшь к этому на протяжении всей беременности и осознаешь, он — не твой.

Я всегда понимала, что ношу не своего ребёнка. Нет, невозможно не полюбить малыша, которого носишь внутри себя. И я всегда любила его, но это не материнская любовь.

Скорее любовь няни или тёти, или такая, как любит крёстная мать крестника. Я гладила живот, разговаривала с малышом, но не так, как со своим собственным. Будучи суррогатной матерью, ты не говоришь будущему ребёнку: «Мой маленький, я тебя жду». Ты рассказываешь, что его ждут, что у него есть мама и папа, которые его очень любят, обращаешься к малышу по имени. Как можно с этим справиться морально? Представлять себя... домиком. Я домик, я мама, вторая мама. Если относишься к себе именно так, то гораздо легче.

Настоящие мама и папа

Во всех случаях мне попались хорошие биологические родители. С первой и последней (четвёртой) парой я общаюсь до сих пор, с родителями второго ребёнка дружеских отношений не было, мы общались исключительно через куратора. А в третьем случае дружили, а потом, после родов, решили, что правильнее будет больше не общаться. В общем, все случаи разные. Но, так или иначе, о моем самочувствии биологические родители всегда знали. Либо узнавали через агентство, с которым мы работали, либо звонили напрямую. 

Каждый чих, анализы и прочее — всё это они имеют право знать. И первый скрининг делается всегда вместе с биологическими родителями, да и последующие УЗИ тоже, если настоящие мама и папа изъявляют желание.

Там малыш, но он чужой

Суррогатные мамы сталкиваются с необходимостью что-то объяснять окружающим, плюс сложно совмещать это с работой (если такая есть). Я решала эту проблему просто — увольнялась и всё.

Сложнее было с собственным ребёнком: живот рос, малыш уже не маленький (на момент первой беременности ему было 6 лет), и надо что-то объяснять. Но мне повезло — ребёнок сам придумал объяснение, что я много ем и потому толстею. Этот «миф» помог в первый, второй и третий раз. А вот в четвёртый уже нет, и я сказала всё, как есть: «Там малыш, но он чужой». Сыну было девять, и он всё понял. Только спросил, что будет с этим ребёнком, если от него откажутся? Сможем ли мы забрать его домой, а не отправлять в детский дом?

Частичка здоровья ребёнку, частичку здоровья — себе

Конечно, когда носишь ребёнка, то даёшь ему самое лучшее — часть своего здоровья. Но я не стала от этого дряхлой и больной, а, наоборот, с каждыми родами организм обновлялся. Не было проблем с венами, и вес не набрала ни разу. Наоборот, сбрасывала, потому что меня каждый раз мучил токсикоз. Так что, можно сказать, я каждый раз отдавала частичку здоровья малышу, а малыш дарил частичку здоровья мне.

Мы аисты, мы приносим детей

Что самое сложное в суррогатном материнстве? Пожалуй, отношение к этому общества. Мои друзья и знакомые знают мою историю и никто не осуждает. Кроме некоторых людей, они и до сих пор не успокоятся, но они по жизни злые. Я просто не обращаю на них внимания. А мою подругу, тоже суррогатную маму, сравнили с проституткой. Это неправильно. Мы никого не мучаем, ни у кого никого не отбираем, не продаём детей на органы. Мы просто помогаем обрести счастье материнства бездетным парам. Людям не понять, как это важно, им не испытать этих эмоций и чувств, какие испытывают суррогатные мамы, когда видят счастливых родителей, которые наконец-то смогут подержать на руках свою кровиночку. Это необъяснимо!

Подарок судьбы

Четыре раза я была суррогатной мамой, и не жалею. Я родила шестерых крепышей, осчастливила четыре семьи. Я не отслеживаю судьбы этих детей, это нельзя делать по правилам. Лишь мальчиков от первой и четвёртой беременности иногда вижу на фото, но эти фото мне присылают их биологические родители, исключительно по их инициативе. Что я испытываю, глядя на этих малышей? Они не мои, но и не чужие. Что-то между, трудно передать.

Конечно, суррогатное материнство помогло мне в материальном плане, ведь это в первую очередь работа. На полученные средства я сделала ремонт в квартире, поменяла всю сантехнику, поставила окна, сделала потолки. Я погасила все кредиты, свозила сына в Турцию, Германию, Израиль и Тунис, помогла брату оплатить учёбу. Был и грустный момент — часть денег ушла на похороны деда.

А потом судьба мне послала доченьку, свою, родную. И я знаю, что это замечательное завершение всей этой истории.

Что я могу пожелать тем, кто хочет стать суррогатной мамой? Не слушать никого и обращаться только в проверенные агентства. А людям — не судить, ведь это огромный физический труд, и каждому ребёнку отдаешь часть себя, своего сердца и своей любви.



Истории родителей —
в нашем телеграм-канале
Подписаться

Читать дальше