Никола Джоунс поделилась тем, как потеря ребёнка на 17-й неделе беременности спровоцировала у неё послеродовой психоз.

Никола и её муж Стив узнали о беременности в январе 2018 года и с нетерпением ожидали рождения своего первенца. Однако уже в июне их история приняла трагический оборот. 

Когда Никола ехала на работу на 17-й неделе беременности, у неё отошли воды. Она тут же связалась с врачом. Врач не был обеспокоен, поэтому и Никола сохранила спокойствие. Ей сказали, что следующий приём возможен через три дня, а в больницу в срочном порядке необходимо обратиться только при обильном кровотечении. 

Спустя три дня Никола узнала от врача, что, хотя сердце мальчика ещё билось, он не сможет выжить без амниотической жидкости. Врачи сказали женщине, что ей придётся родить своего сына, но шансов, что он выживет, нет.

После болезненных и травматичных индуцированных родов, которые продлились 24 часа, у Николы даже не было сил взглянуть на своего сына. 

На следующий день супруги вернулись в больницу увидеть мальчика, которого они назвали Ноа Колм, то есть умиротворённый голубь. Домой пара забрала сделанные отпечатки его ножек. Две недели спустя прошли похороны. Поскольку беременность Николы длилась менее 24 недель, она не имела права на декретный отпуск и через неделю вернулась на работу. 

К сентябрю Никола была в депрессии. Список желающих попасть к консультанту по психическому здоровью был слишком длинным, а Стив, несмотря на попытки её поддержать, и сам еле справлялся с горем. Никола просыпалась каждое утро с ощущением печали или апатии, её тело казалось ей неподъёмной ношей, а сил встать с кровати не было. Никола решила какое-то время пожить у своей сестры Кэтрин. 

Никола не могла вспомнить кто она и где. Стив приходил её навестить и с каждым разом он все сильнее за неё беспокоился. У Николы пропал аппетит, началась бессонница, а стук в дверь вызывал у неё ужас. 

Затем у женщины начались галлюцинации: ей показалось, что в доме начался пожар, и она с криками выбежала на улицу. Тогда её сестра вызвала скорую помощь, и Николу увезли в больницу. Там ей диагностировали послеродовой психоз, который представляет собой открытое проявление биполярного расстройства, совпавшее по времени с сильным гормональным сбоем. Спустя две недели лечения Никола вернулась домой. 

© thesun.co.uk

Хотя психоз и прошёл, она по-прежнему в депрессии. Николе прописали антидепрессанты и нейролептики, и со временем она смогла вернуться на работу. По словам Николы, ей помогло то, что она занялась бегом и вступила в клуб для женщин, переживших выкидыши или страдающих от бесплодия. Выкидыш — глубокая психологическая травма, и вполне нормально и закономерно, что для её преодоления многим приходится полагаться на помощь семьи, друзей, групп психологической поддержки или психотерапевта.

Ученые выяснили, что уровень материнской депрессии во время пандемии увеличился вдвое.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше