Оксана Кальмучина — мама двух пар двойняшек. Она рассказывает о своих дочерях с гордостью и нежностью, с юмором и теплом. Мама всегда знала, что у нее будут девочки-двойняшки — и сейчас уверена в том, что обязательно родит еще и сына. Этой публикацией мы поздравляем всех наших читательниц с весенним праздником — и больших, и маленьких — и говорим о том, как прекрасно растить дочек.

О силе желаний 

Эта женщина производит впечатление: яркая внешность, безупречная фигура, 184 см роста — это если без каблуков, а их наша героиня любит и умеет носить. Она завоевала звание главной мамы города Екатеринбурга в 2016 году, занимается боксом, не ест мясо — и находит время, чтобы самой шить платья себе и своим четверым дочкам. 

Сейчас старшим дочкам, Владе и Злате, по восемь лет. Младшим — Раде и Ладе — почти по четыре. Оксана говорит, что имена дочкам она выбирала сама, хотя под вечер, случается, она может и заговариваться, путая имена девочек. Это история мамы, которая точно знала, чего она хотела, получила все, о чем мечтала — и продолжает быть уверенной в завтрашнем дне. И снова мечтает — а значит, наверняка получит желаемое.

«Нас с мужем иногда и парой-то не считают. Во мне — 184 см, да еще если каблуки надену. А в нем — 171. Так и дети у нас сейчас — одна повыше и потоньше, другая — покруглее и пониже. Одна в паре — в маму, другая — в папу. Мы оба очень темпераментные, видимо, потому и сошлись в свое время. Он — вода, я — огонь. Дополняем друг друга, хотя вместе бывает очень непросто, я вспыльчивая, а он помягче. 

О двойняшках я мечтала всегда — именно о девочках. Я просто знала, что однажды именно так и будет. Беременность планировалась, но за четыре года совместной жизни как-то все не получалось. На нас постоянно давили родственники и друзья, спрашивали, почему мы не поженимся — но нам хотелось сделать так, чтобы это была действительно свадьба нашей мечты. С самым красивым платьем, с ведущими. Однажды мы смогли себе это позволить — и примерно через год я узнала о том, что беременна.

Когда УЗИ показало двойняшек, я ничуть не удивилась: все шло именно так, как мне хотелось. А вот муж был очень удивлен. Всю беременность я летала, хотя и весила в то время под сто килограммов — не было никаких симптомов токсикоза или подобных неприятностей. Врачи старались как-то ограничить мою активность, но я их особо не слушала.

Последние месяцы, конечно, было уже тяжело донашивать — но дети были очень долгожданные, и я была просто счастлива. Старалась чувствовать свой организм, радовалась любым «проявлениям» беременности, была очень правильной мамой — не красила волосы, не стриглась. Забавно, что доктор, который наблюдал за мной, никогда не спрашивал о моем самочувствии, зато исправно интересовался, как дела у мужа.

Оксана Кальмучина с дочками

Влада и Злата

Рожала в обычном «советском» роддоме, делали плановое кесарево под общим наркозом. Я сразу сказала мужу, что рожать сама я не хочу, это не мое и не про меня. Он не спорил — дети были пару дней вялые, постоянно спали, но мне дало это возможность прийти в себя. Через десять дней нас выписали, и мы въехали в новую квартиру, ее как раз только достроили — так совпало все опять, все-все было новым.

С первой двойней было очень тяжело — сейчас как вспомню... Месяц я кормила дочек грудью, но потом пришел наш врач и заметил: «Оксана, на вас лица просто нет». Из дома я просто не выходила тогда целыми неделями, и чувствовала себя, прямо сказать, не лучшим образом. Потерялась буквально. Перестала кормить грудью — и стало получаться спать хотя бы по три часа, какое это было счастье.

Но ничего, втянулись. Девочки незаметно подросли, сперва ходили на гимнастику — это была папина мечта. Год проходили — не пошло. А потом, глядя на меня, втянулись в занятия боксом. Занимаются уже два года — и очень счастливы. Сейчас у них еще и большой теннис, бассейн и репетитор по английскому. Весь день у девочек занят полностью, они очень творческие. Даже бабушки стараются лишний раз им не звонить в неурочное время — знают, что могут и не ответить, если заняты делом. Все мастер-классы в городе — наши. Стекло, валяние, живопись, оригами — мы постоянно куда-то ходим, им все интересно. Я ни разу не заглянула в их дневники, никогда не делала с ними уроков — они все сами. Только говорят мне, что им нужно — и я по списку покупаю.

Отношения у старших девчонок очень теплые, мне нравится за ними наблюдать — это очень важно, когда есть возможность видеть, как на твоих глазах сбывается то, о чем ты мечтала. 

Девочки очень дружны, но иногда проскакивает соперничество. Я всегда в такие моменты стараюсь их осадить, предлагая соревноваться не с сестрой, а с самой собой, со своим идеалом внутри себя. Мне кажется, это работает. У меня нет любимчиков, все мои дочки равны для меня.

Оксана Кальмучина с дочками

Рада и Лада

Когда я забеременела во второй раз, по привычке решила, что у меня опять двойня. Пришла на УЗИ — а мне говорят об одном ребенке. Я говорю: «Быть такого не может. Не может — и все». Вышла и рыдаю. Муж спросил, чего это я — «не солить же нам детей, куда нам их столько?» Неделю психовала и страдала, пошла втихаря снова на УЗИ. И в этот раз все было так, как нужно — два ребенка, сердца бьются. А мне никто не верил. Но я же чувствовала, что все так и должно быть! Муж опять обалдел — и родственники рты пооткрывали. А я снова летала. Хотя снова весила почти 100 килограммов. С 70 набирала легко — и, кстати, оба раза так же легко сбрасывала обратно. Куда оно все девалось? Со старшими даже спортом не занималась.

Беременность снова наблюдал тот же самый врач, он — настоящее чудо. В ближайшее время я планируем сходить за сыном — обязательно пойду к нему же. Правда, во вторую беременность и вены уже повылезали, и спина отваливалась. 

Рожать пошла — уже подготовленной. Взяла с собой и стерилизатор, и соски, и молокоотсосы — в общем, собралась. Кормить сразу не собиралась — поняла, что детям важнее вменяемая мама. 

На вторые роды пришла накрашенная, красивая. Хотела фотосессию, праздник — и нравилась сама себе в тот момент. Да и муж тоже был на родах в этот раз, правда, наблюдал за стеклом.

О себе и семейном быте 

Спортом я начала заниматься месяцев через пять — сейчас уже четыре года, как я хожу в тренажерный зал. Накачала все мышцы, стала разбираться в вопросах питания — и уже отчетливо понимаю, что мне можно, а чего нельзя. Когда можно расслабиться, а когда нужно взять себя в руки. Сейчас это тренажеры, йога и бокс. Там и гормоны вырабатываются нужные, и гибкость сохраняется. После рождения младших перестала есть мясо — просто организм решил сам, что ему это не нужно. 

У нас очень большая дача, дом — четыре этажа. Там все делают все, что хотят — и мы с мужем, и дети. Есть батуты, прыгалки-лазалки, девочки лепят из глины, занимаются своим творчеством. Дома такое сложно позволить — убираться потом невозможно, а вот на даче — все, что угодно. Там я не вижу их часами, они сами по себе занимаются.

Уже пять лет у меня есть помощница по дому, она помогает с уборкой и глажкой, до года детей была няня с младшими, а со старшими — бабушка была на подхвате. В год и четыре месяца девочки начали ходить в садик — и вот тогда у меня появилось время на себя.

Сестры-двойняшки

Я начала шить развивающие коврики для детей, книжки — из натуральных тканей, на липучках, все такое яркое и интересное. Одежду я тоже шью сама — мне нравится самой составлять образ для всей семьи. Все платья — парные, чтобы сочетались между собой. Учитывать стараюсь вкусы каждого, но при этом мне нравится, чтобы общая картина была красивой.

Муж про сына ничего не говорит, он вполне счастлив с дочками. Задаривает нас очень букетами и подарками, говорит, что живет в цветнике. Я знаю, что сын точно будет — и мне этого достаточно. Своим дочкам я желаю найти себя и приносить людям пользу. Главное, чтобы они занимались тем, что им действительно по душе и получили от этого искреннее удовольствие. 

Мы ездим отдыхать два-три раза в год. Вот это испытание не для слабонервных. Чемоданов — шесть, плюс две сумки в ручной клади, детей — четверо. На Новый год летали в Мексику, оставили пять курток в самолете. Муж ничего не потерял только потому, что был в свитере.

Напоследок — одна история, подтверждающая, что все сбывается, если быть в этом уверенным. Моя подруга очень хотела двойню. Она сама предложила ходить гулять с моими младшими по три часа — каждый день, как на работу, в течение года. В это время я успевала поспать, приготовить еду, пошить в свое удовольствие. И вот подруга и «нагуляла» себе мальчиков-близняшек. Катала потом своих мальчишек в той же нашей коляске, несмотря на то, что она розовая.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше