Математик, сказочник-абсурдист, детский фотограф, шахматист-любитель, график, преподаватель университета, священник — это все Льюис Кэрролл, англичанин Викторианской эпохи, подаривший миру любопытную девочку Алису, которая однажды побежала за Белым Кроликом.

Старший брат

Льюис Кэрролл, он же Чарльз Лютвидж Доджсон, родился в 1832 году в семье англиканского священника. Детство будущего писателя прошло в небольшой деревне графства Чешир, в постоянных заботах о 10 младших братьях и сестрах. Именно тогда Льюис Кэрролл начинает придумывать свои первые рассказы и сказки, чтобы занять малышей. Воспитанием и образованием детей занимался их отец, строгий и скупой на похвалы.

Суровое воспитание повлияло на дальнейшую жизнь писателя: он был скромен и застенчив, а из-за того, что отец пытался переучить его, левшу, писать правой рукой, заикался.

Задачки и головоломки

В колледже юноша показал себя способным к математическим наукам студентом. Позже он проходил обучение в одном из подразделений Оксфорда, Крайст-Черч Колледже, и выиграл грант на преподавание своего курса лекций по математике. Однако по уставу Колледжа преподаватель должен был обязательно иметь духовный сан — так еще вчерашний студент стал диаконом. Вся дальнейшая жизнь молодого человека будет связана с Оксфордом: математику он любил с детства. Мучаясь сильными мигренями и бессонницей, он еще ребенком придумывал себе математические задачи, логические головоломки, чтобы хоть как-то попытаться заснуть или отвлечься от головной боли. Гораздо позже все эти задачки и головоломки войдут в отдельную книгу.

Льюис Кэрролл в молодости

«Полуночные задачи»

Уже тогда он начал писать стихи и рассказы и отсылать их в журналы под псевдонимом «Льюис Кэрролл». Будучи увлеченным различными логическими головоломками, которые были весьма популярны в Викторианской Англии, он перевел свое имя на латынь, с латыни — обратно на английский, и поменял первое и второе имя местами, так появился этот псевдоним.

В сфере математической логики ученый-математик Льюис Кэрролл значительно опередил свое время: наряду с «легким чтивом», стихами и рассказами, публиковал и научные труды.

Но вот читать лекции было для него сущим наказанием. Возможно, из-за стеснительности Кэрролла или его заикания студенты считали его «самым скучным преподавателем на свете».

Кэрролл же считал чтение лекций не менее скучным делом, однако за него неплохо платили.

Маленькая муза

Новый декан колледжа, Генри Лидделл, приметил молодого ученого. Кэрролл стал вхож в его дом, подружился с семьей: женой Лориной и его дочерями, одной из которых была Алиса, девочка, не побоявшаяся побежать за Белым Кроликом.

Алиса Лидделл — прототип знаменитого сказочного персонажа

Льюис Кэрролл любил детей, и дети Лидделла стали ему как родные. Однажды, прогуливаясь в жаркий денек с Алисой и ее сестрами, Льюс Кэрролл, чтобы те не скучали, начал рассказывать им удивительную историю про девочку, которая, прогуливаясь по берегу реки — точно так, как они сейчас — попала в сказочный мир. Алисе Лидделл эта история так понравилась, что она попросила Кэрролла ее записать. Что тот и сделал: первый, рукописный вариант, со своими собственными рисунками (Льюис был неплохим графиком), он подарил своей юной музе.

Гораздо позже, в 1928 году, Алиса Лидделл продала этот бесценный подарок — ей нечем было платить за дом.

Приключения Алисы наполнены многими автобиографическими деталями: так, птица Додо — это сам Кэрролл, который, заикаясь, представлялся как «До-доджосон». Алиса, то уменьшаясь, то увеличиваясь, после того как выпила волшебную микстуру, испытывает примерно то, что испытал сам писатель во время приступов мигрени.

Знаменитое чаепитие у Шляпника — это чаепитие дома у Лидделлов, которые не могли отпустить гостя просто так, без чашечки чая. И, конечно же, волшебный мир Кэрролла полон логических задачек, загадок и математических головоломок.

Королева Виктория была настолько увлечена приключениями Алисы, что попросила еще книг этого автора. Каково же было удивление монаршей особы, когда вместо книг, главными героями которых были знакомые многим сказочные персонажи, ей принесли учебники по математике.

Шахматы и фотография

Другими увлечениями Кэрролла были шахматы и фотография. 
С шахматами он никогда не расставался надолго: когда он и преподобный Генри Лиддон как англиканские священники отправились в Россию по личному приглашению митрополита Филарета, Кэрролл сконструировал мобильные шахматы, их дорожных вариант знаком теперь каждому. Кэрролл с удовольствием обучал искусству шахмат других, создавал оригинальные комбинации: так, сюжет «Алисы в Зазеркалье» основан на шахматной партии, которую придумал он сам. В предисловии к сказке писатель приводит разбор ее основных моментов.

Но больше, чем шахматы и математику, Льюис Кэрролл любил фотографию. Фотоискусство он считал своим призванием и отдушиной, и, если бы Кэрролл жил в наше время, наверняка он был бы преуспевающим семейным фотографом.

Писатель увлекался графикой, все иллюстрации для первых изданий «Алисы», которые выполнял художник Джон Тенниел, проходили проверку и утверждение самого автора, который, впрочем, был не всегда доволен результатом.

Первое издание книги «Алиса в Стране Чудес»

Проводя часы за набросками, Кэрролл понимал, однако, что хочет большего от игры света на бумаге. Так он открыл для себя фотографию, которая в то время только зарождалась как отдельный жанр визуального искусства.

Он начал с малого: фотографировал деревья и постройки, натюрморты, брал уроки у родоначальников этого жанра, посещал фотовыставки. Потом начал делать портреты, став признанным мастером этого жанра. Его музой, как и в писательстве, стала Алиса Лидделл, дочь его начальника. Ее фотопортреты удивительные, сказочные, похожие на картины Эпохи Возрождения: она предстает то в образе нищенки, то в образе мифической Королевы Мая. 

Но Алиса была не единственной моделью писателя: было еще несколько детей, которых он фотографировал, придумывая для них совершенно волшебные образы. По воспоминаниям одной из них, Этель Хетч, у Кэрролла была своя фотостудия, похожая на Зазеркалье: столько игрушек, машинок с паровым двигателем, костюмов и реквизита было там. Как говорит один из биографов писателя, Кэрролл является одним из лучших детских фотографов XIX века. Сам Кэрролл считал, что он просто знает детей и уважает их, поэтому его снимки столь хороши и необычны.

Странная дружба

Однако в наше время подобное знание детской психологии и любовь к детям сыграли с Льюисом Кэрроллом злую шутку. В своих дневниках он прямо называет Алису Лидделл «подружкой», и считает, что в этой честной дружбе нет ничего предосудительного. Он был старшим ребенком в семье, его всегда окружали малыши, с детьми он гораздо проще находил общий язык. Дети казались ему чистыми и непорочными, «ангелами на земле». 

Льюис Кэрролл и дети

Сейчас «дружба» взрослого мужчины с ребенком может пониматься двусмысленно. Однако, в Викторианскую эпоху, ребенок до 14 лет был абсолютно «бесполым» существом, и подобная дружба была странностью, но не более. Возможно, дети, их непосредственность и любовь к сказкам, были близки Кэрроллу. Это общение отвлекало его от мрачной церемониальности времени, в которое он жил. Он создавал сказку в реальности, но эта сказка была не для скучных взрослых. 

Стоит сказать, что Кэрролл, несмотря на природную стеснительность, любил повеселиться и потанцевать, ходил на светские приемы и рауты, что только дискредитировало его как предателя университета и священнослужителя, а этими двумя «званиями» он тяготился всю жизнь. 

После его смерти родственники намеренно уничтожили часть дневников, где Льюис Кэрролл откровенно говорит о его отношении к сану и увлечении балами. Поэтому писатель так и остался в истории странным чудаком, другом детей, птицей Додо из сказочного Зазеркалья.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше