Виктория Барышева — успешная бизнес-леди из Уфы, мама 15-летней дочери и партнер нескольких известных благотворительных организаций. К сегодняшней счастливой жизни она шла долго — годами боролась с приступами панических атак и не могла выходить из дома. По словам Виктории, справиться с болезнью помогли свое дело и случайное знакомство с благотворительностью.

Рождение ребенка и первый приступ 

Сейчас я в разводе с отцом дочери, но рада тому, что мы когда-то по счастливой случайности встретились, поженились и стали родителями. В 22 года я родила ребенка от любимого человека и с первых дней после выписки из роддома была окружена заботой мужа и моей мамы, которая взяла на себя хозяйство. 

Несмотря на помощь близких это время оказалось для меня сложным испытанием — осознание того, что ты себе не принадлежишь и вся твоя жизнь теперь выстраивается вокруг маленького человека, привело к тяжелому подавленному состоянию. Не хотелось общаться даже с моим папой, с которым мы особенно хорошо друг друга чувствовали и привыкли делиться всем. Наверное, поэтому именно тогда обострилась моя давняя проблема — приступы панических атак. Они случались со мной с детства, но тогда мне удавалось быстро прийти в себя, не заострять на этом внимание.

Через год после рождения дочери произошла ситуация, которая надолго выбила меня из колеи. Мы поехали в гости к свекрови — в квартире было жарко и много людей. Я плохо себя почувствовала (головокружение, слабость, тревожность), испугалась и попросила срочно отвезти меня домой на машине, хотя жили мы совсем близко.

С того момента я пыталась вести обычную жизнь, но при любом непривычном состоянии начинала паниковать и думать, что приступ возвращается. Мозг запомнил этот случай и решил, что мир за пределами моего дома — одна большая опасность. Любые попытки выходить из квартиры вызывали новую волну паники.

Так, я на много лет осталась сидеть дома: лишь иногда выходила на улицу, но гуляла поблизости и редко выезжала куда-то далеко.

Я начала общаться с разными специалистами и пыталась разобраться, как помочь себе. 

«Я серьезно больна»

После первого приступа в доме свекрови я решила лечь в больницу — пройти обследование у неврологов. Маленькая дочь тогда оставалась с бабушкой и мужем, а мне резко пришлось прервать кормление грудью. Ребенок тогда ничего, кроме молока, не ел и никогда надолго не оставался без меня — такое расставание в результате стало большим стрессом для обеих.

В больнице я пролежала около месяца, но особых улучшений после лечения не почувствовала. Панические атаки все так же приходили и уходили, а у меня возникло четкое убеждение, что я серьезно больна. Любое недомогание, которое я раньше могла просто не заметить, пугало и снова выбивало из равновесия. Стоило почувствовать малейшее головокружение, как я ложилась в кровать и могла не вставать сутками.

Так я стала настоящей затворницей. Дома я заботилась о ребенке, проводила с ней время и даже занималась бытовыми делами, но гуляли с ней поначалу мама и муж. 

Какое-то время спустя я начала выходить на прогулки с коляской недалеко от дома. И поняла, что чем больше двигаюсь, тем лучше себя чувствую. В то же время у меня появилось реальное общение с другими мамами. До встречи с ними я проводила много времени в интернете. А когда каждый день стала общаться с этими замечательными девушками, поняла, что живое общение для меня гораздо полезнее. 

Работа из дома

Как ни странно, по-настоящему легче мне стало, когда в семье возникли серьезные финансовые проблемы. Мы по неопытности взяли ипотеку на очень невыгодных условиях. Все предыдущие годы основным добытчиком в семье был муж, а я безуспешно искала работу, которой можно заниматься не выходя из дома. Сейчас многие мамы могут организовать свою работу удаленно, в начале 2000-х в Уфе это было очень сложно.

Когда выплачивать кредит стало совсем сложно, случилось чудо — я увидела объявление о работе в удаленном колл-центре. Владельцем компании был молодой амбициозный парень 27-ми лет, который активно набирал операторов. Он оказался довольно жестким, требовательным руководителем, но я смогла найти с ним общий язык. 

Я провела 10 звонков и поняла, что с такой работой просто не справлюсь. Честно призналась в этом начальнику и предложила ему помощь в организационных вопросах. Работа менеджера стала для меня отдушиной — я делала ее легко и с удовольствием, довольно быстро стала заместителем нашего директора. Мы активно развивались, подключили услугу «консьерж сервис» — предоставляли удаленных помощников для решения организационных вопросов вроде покупки билетов, ведения личного календаря, поиска справочной информации и т. д. 

Чем больше я работала, тем увереннее себя чувствовала. Я не торопилась выходить из дома, но приступы случались реже.

Как я поняла позже, очень важным в моем состоянии было сместить фокус с болезни на активную деятельность. 

Свой бизнес как лекарство 

На волне успеха наш директор решил открыть новое направление — такси и все свое внимание переключил на него. Взял кредит, стал задерживать зарплаты сотрудникам. Через 4 месяца такой неблагодарной работы я решила уйти и вместе с коллегой открыть свой колл-центр. Большая часть операторов и клиентов стали работать с нами и мы продолжили делать то, что действительно хорошо умеем.

Особенно нам нравилось развивать направление консьерж-сервиса. Задания, которые приходили от клиентов, могли быть сложными, но интересными. Мы выстраивали нестандартные маршруты для отдыха, за день могли организовать доставку цветов в Гоа, находили редкий товар, который искал клиент, по выгодной цене. 

Я многому научилась, пока работала заместителем директора. Но свой бизнес требовал новых навыков. Специальных курсов по менеджменту я не проходила — каждый раз четко формулировала вопрос и искала инструкции или специалиста, который может помочь. В рекламу мы также вкладывали небольшое количество денег — работали на совесть, а довольные клиенты оставались и запускали сарафанное радио.

Через какое-то время с первым партнером по бизнесу мы разошлись, а со вторым работаем и дружим до сих пор. Оказалось, что у нас обеих общий подход к работе — мы ведем бизнес, как хиппи. Доход, безусловно, важен для нас, но мы оставляем достаточно времени на себя, семью и сотрудничаем только с теми, кто нам нравится. Берем задачи, которые нам самим интересны.

Благодаря такой работе я с каждым годом чувствую себя все лучше. Получаю доход, которого хватает, чтобы растить дочь, заботиться о маме, выплачивать ипотеку за квартиру в Уфе и даже вкладывать часть денег в благотворительность, которую я по-новому открыла для себя два года назад. 

Благотворительность и второе дыхание

Один из моих клиентов сотрудничает с благотворительным фондом, опекающим детей-сирот. Они организуют развлекательные и обучающие мероприятия для ребят, покупают подарки и необходимые вещи. Когда он попросил помочь с такими задачами, я решила не брать деньги — а поучаствовать как друг. Попробовала — поняла, что такая бесплатная работа дает мне даже больше, чем заказы за деньги. Но дальше ничего не предпринимала. 

А примерно год назад я наткнулась на телевизионную передачу о благотворительном фонде, который помогает работникам кино и театра, пожилым коллегам, которым бывает не на что купить продукты, одежду, лекарства. Меня очень вдохновила эта идея — не пытаться спасти всех сразу, а найти направление, в которое ты готов вложить свои ресурсы. 

Помню, что сразу же написала им письмо, предложила помощь своего колл-центра в организации, весь день ждала ответа и только потом поняла, что это был выходной. В понедельник позвонила сама — сотрудники обещали рассмотреть мое предложение. У меня тогда совсем не было представления о том, что такое благотворительный фонд, что эта огромная структура работает по своим правилам и очень четко их придерживается. Через какое-то время мы обо всем договорились и стали сотрудничать. Работа с такими профессиональными, талантливыми и в то же время открытыми, добрыми людьми оказалась удивительным опытом. 

Сначала мои операторы, которые занимались логистикой для благотворительных проектов, работали бесплатно. Но через какое-то время я поняла, что это изначально была моя личная инициатива и моим сотрудникам совсем не обязательно ее поддерживать, поэтому я выделила часть бюджета на то, чтобы оплачивать их работу. 

Я стала учиться и понимать, что благотворительность — это такая же работа, как и любая другая.

Первые звонки делала сама. Звонила в компании и просила предоставить их продукцию со скидкой для мероприятий фондов. Была готова получить отказ, даже в грубой форме, в итоге получала всю продукцию бесплатно. 

Мы поняли, что такая помощь удаленных помощников очень востребована в сфере благотворительности, стали сотрудничать с другими организациями. Есть большие планы на будущее — развивать сайт, на котором благотворительные фонды и компании, готовые им помогать, будут находить друг друга.

За то время, что я занималась этим новым для меня делом, я почувствовала еще большие изменения в своем самочувствии. Когда каждый день видишь, как много вокруг хороших людей, как быстро они соглашаются помочь, страхов остается все меньше. На прошлой неделе я слетала в Москву — на большое мероприятие, которое устраивал один из фондов и пригласил меня. Учитывая, что я долгое время не могла просто выйти из дома, для меня это настоящий прорыв.

И если раньше удаленная работа была вынужденным решением, то сейчас это осознанный выбор. Я чувствую, что могла бы успешно пройти собеседование и начать работать в большом коллективе, в офисе, но теперь не хочу. Я счастлива от того, что кроме работы, у меня есть время на свои проекты и семью. Моей дочери сейчас 15 лет и у нас хорошие дружеские отношения. Думаю, сохранить их помогла моя открытость и честность, желание проговаривать, а не замалчивать проблемы. Я сама выросла в семье, где родители доверяют детям, уважают их мнение, много с ними общаются. 

Когда дочь доросла до школьного возраста и поняла, что ее мама отличается от других родителей: не ходит на школьные собрания, не гуляет с ней парке или не ведет в кино, я села и честно рассказала ей, что со мной произошло. А дальше просто делилась с ней всем, что происходит на моей удаленной, но активной работе. Она в ответ начала рассказывать о своих случаях в школе и с друзьями. Так мы стали именно друзьями, которые общаются на равных, могут критиковать, подшучивать друг над другом и в то же время всегда быть рядом и поддерживать. 

Болезнь помогла избавиться от всего лишнего в моей жизни — начиная от пустых разговоров с неблизкими по духу людьми до навязанных целей. Я бы никому не желала повторения этого опыта. Панические атаки — страшное испытание для любого человека, не буду лукавить. Но мне достался хороший побочный эффект: когда я стала искать способ справиться с этой проблемой, узнала настоящую себя.



Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше