Почему система экстракорпорального оплодотворения требует серьёзной доработки? Чем дети из пробирки отличаются от обычных? Как объясняются чудесные беременности «безнадёжных» женщин? Самые честные ответы мам, прошедших через ЭКО, а также советы психолога для тех, кому эта процедура только предстоит — в новом материале автора Дэйли Бэби Марии Макаровой.

Анна: «Система ЭКО несовершенна и требует изменений»

«ЭКО я делала в московском Центре Кулакова, по квоте. Сейчас нахожусь на 25-й неделе в предвкушении долгожданного малыша. После 2,5 лет лечения и 2-х неудачных попыток. Все 3 раза я делала ЭКО в одной и той же клинике. И каждый раз всё проходило ровно так, как и должно. Но положительного результата добиться не удавалось. Врачи об этом предупреждают.

Для того, чтобы сделать ЭКО по квоте, я прошла множество обследований по месту жительства, сдала большое количество анализов, которые подтверждают невозможность беременности естественным путём и возможность забеременеть при проведении программы. После этого ты выбираешь мед. учреждение, твои документы рассматривают и предоставляется направление, с которым ты идёшь на приём в выбранную клинику. Я основывалась на рекомендациях мам и на совете моего врача. Но, на самом деле, это очень индивидуально: везде есть и отрицательные, и положительные результаты. Только в случае отрицательного чаще пишут отзыв. Кстати, сейчас процедура упрощается. Не нужно будет брать направления, всё будет осуществляться в рамках ОМС.

Самое трудное — выдержать этот путь морально. Потому что каждый раз ты ждёшь, что сейчас точно всё получится.

Плюс к тому ЭКО — это огромная нагрузка на здоровье будущей мамы, т.к. в программе, естественно, ты получаешь сильнейшую гормональную поддержку (таблетки и уколы), и реакция организма может быть разной. Гормоны могут усиливать не только процессы, которые нужны, но и вызывать побочные реакции: образование полипов, отрицательное воздействие на печень и так далее. Поэтому важно не только собрать документы и сделать ЭКО, но и постоянно наблюдаться у грамотного врача как при положительном результате, так и при отрицательном.

К сожалению, насколько я могу судить, система сейчас не заточена на результат с первого раза. Если ты делаешь ЭКО по квоте, и клиника заинтересована в успехе, тогда всё обследуют сразу и выпустят на ЭКО только когда будут уверены, что должно получиться. Но многие врачи «гадают» на кофейной гуще и зачастую сами не знают, будет ли удачной попытка. 

После первой неудачной попытки я узнала, что есть такое частое заболевание, как эндометриоз. Но на мой вопрос, почему до первого раза не проводили исследование, врачи ответили, что анализ делается после неудачной попытки ЭКО. А после второго раза я узнала, что нужно бежать и сдавать анализы и мне, и мужу на генетику, потому что без них не возьмут на третью попытку.

Тогда на вопрос «Если у нас есть какие-то серьёзные проблемы, зачем я делала первые 2 попытки?», мне ответили, что, к сожалению, система несовершенна и требует изменений.

При этом в Корее, например, тебя обследуют на всё что только можно, и только после этого отправляют на ЭКО. У нас же всё зависит от врача, к которому ты попал. Так, я знаю случай, когда к первой попытке по настоянию врача девушка готовилась год. И получила положительный результат сразу же. При этом она переживала, что некоторые уже по 2 попытки сделали, а она всё готовится. Не зря, как оказалось.

Некоторым везёт меньше, и они попадают в клиники, цель которых — заработать деньги. Там сразу прописывают огромное количество анализов, часто взаимоисключающих друг друга. Например, при выявлении проблем гормонального фона нет смысла делать анализы с двухнедельным сроком, потому что их всё равно придётся пересдавать после терапии. И, соответственно, снова платить деньги. Такие клиники не слишком переживают из-за неудачных попыток. Потому что будет ведь новая, а потом — ещё одна. С другой стороны, клиники, работающие по квотам, заинтересованы в положительном результате ЭКО. Ведь, если у них будет высоким процент отрицательных результатов, им не дадут право работать с государственными деньгами».

Татьяна, Москва: «Первый раз на ЭКО все идут как в магазин за подарком»

«Я родила с 13-й попытки ЭКО. До этого были преждевременные роды двойней и замершая беременность. Сменили 4 клиники, причины неудач нашли в последней, где я вела мои 3 предыдущие беременности. Первое ЭКО я сделала в 2008 году. И только в 2017 у меня родилась чудная доченька!

Первый раз на ЭКО все идут как в магазин за подарком. Кажется, сейчас заплачу — и все мои проблемы будут решены. Но реальность наступает сразу после отрицательного ХГЧ. Второй раз думаешь: «Ну вот теперь-то точно получится: учли все ошибки, всё дообследовали и приняли меры». И тут очередное разочарование. Что далее чувствует женщина, думаю, можно не объяснять.

Теперь о клиниках. Все говорят: «Приходите к нам, у них не получилось, а у нас получится», не объясняя разницы между «ними» и «нами». Слышишь только фразы: «У нас новейшее оборудование и хорошие специалисты». А проблема — в непрофессионализме персонала, с которым я столкнулась даже в той клинике, где были беременности. Хорошо, если у тебя много эмбрионов в запасе, позволяют средства и время, иначе все врачебные ошибки выливаются в потери беременности, денег (а это не одна сотня тысяч рублей), здоровья и сил. Последняя беременность удалась по причине тотального контроля каждого шага врачей, когда все решения принимались нами совместно. 

Они меня называли «профессор». Ещё бы тут не стать профессором, после всего, что было.

А бывало всякое. То анестезиолог не рассчитает лекарства, то я проснусь в середине операции от слов медсестры: «Ой, я там тампон потеряла…». После моих слов: «Вы охренели?», медсестра начала падать в обморок, потом я ничего не помню. Или государство начнёт оплачивать ЭКО, а твоей клиники в этом списке нет, но в другую ты не хочешь, и потому платишь. Из 13 попыток ЭКО только одна была сделана за счёт государства, да и то на 50%, потому что клиника нашла лазейки в законе, чтобы и государственные деньги взять, и ещё меня заставить заплатить, т.к. в законе нет термина «криоперенос». Надо было судиться, но сил на это уже не было. Немногие женщины так вникают в суть проблемы, и основная масса «отваливается» после 3-4 попыток.

За эти 10 лет результативность, думаю, повысилась, число клиник возросло, но не уверена, что вырос уровень врачей. Самое сложное — поставить диагноз. Мне его поставили только на 7-й раз. Но всё это меркнет, когда ты делаешь УЗИ и слышишь сердцебиение ребёнка. Я рыдала так, что меня пришли успокаивать врачи с других этажей. Уже никто не верил в мой успех».

Анонимно: «Сын ничем не отличается от сверстников. Разве что более настырный и упёртый»

«Нашему сыну уже 3 года. Забеременеть получилось с третьей попытки ИКСИ — метод, когда сперматозоиду «ломают хвост» и иголкой вводят в яйцеклетку — с криопротоколом (перенос эмбрионов в матку, замороженных в предыдущем цикле — Прим. ред.). Роды проходили методом кесарева сечения. 

Изначально наша проблема была комплексной. Со стороны мужа — последствия свинки в виде изменения морфологии сперматозоидов, так что даже классическое ЭКО не давало результат. С моей стороны — последствия операции на матке плюс тромбофилия, мутация Лейден.

В первой клинике нас даже не допустили до ЭКО, ссылаясь на плохие анализы. Потом мы нашли своего врача-репродуктолога. Посоветовала наш педиатр, которая сейчас ведет ребёнка в частной клинике. Так мы попали в Балтийский институт репродуктологии человека — маленькое закрытое учреждение, которое работает с ЭКО с 1986 года. Именно там зачали первого ребёнка из пробирки!

В нашей ситуации важную роль сыграло тёплое, почти семейное отношение к пациентам, политика «пробовать при любых анализах, не ждать идеального момента», понимание сути проблемы после первой неудачной попытки (по состоянию эндометрия обнаружили подозрение, которое подтвердил гематолог через анализы крови).

Первая попытка закончилась выкидышем на раннем сроке. При этом был хороший эндометрий и отличный А-эмбрион. Далее оставшихся А и В эмбрионов заморозили, и были следующие 2 криопротокола — они размораживались, и уже не было обширной гормональной терапии, чтобы получить яйцеклетки.

Вторую попытку мы делали без терапии крови, попробовали на хорошем эндометрии. При этом тест на Д-Димер показал, что эмбрионы прикрепились, но, как это и бывает с мутацией Лейден у матери, были отторгнуты на 4-й день после переноса — у меня пропала тошнота, набухание груди и другие признаки.

Третью попытку мы делали с гематологом. Параллельно мы уже прошли курсы усыновителей в школе приемных родителей и выбрали из базы ребёнка, твёрдо решив, что если третья попытка не получится, мы усыновляем.

Идти по второму кругу на гормоны сил уже не было: я прибавила в весе после терапии и не хотела больше рисковать здоровьем.

И вот, собрав все документы на усыновление, мы сделали ряд капельниц на фоне приёма препаратов по разжижению крови, чтобы организм не отторг эмбрионов в третьей попытке — и получилось! Эмбрион был один, но очень живучий. Это видно по характеру сына: ему нельзя говорить «нет», он просто делает своё до победы!

Дальше была сложная история 6-ти сохранений в больницах, т.к. у меня постоянно шли выделения. Половину беременности я колола в живот клексан (препарат по разжижению крови) и принимала другие препараты. Ребёнок родился здоровый и доношенный. Сейчас он ничем не отличается от своих сверстников.

С врачом-репродуктологом мы до сих пор дружим, сейчас она уехала жить в другую страну, часто созваниваемся и общаемся. А ещё благодаря сданным мной анализам крови от бесплодия вылечилась моя сестра. У неё нашлась та же мутация, но в её ситуации организм мог сам забеременеть на фоне тех же препаратов. Теперь у нас дети-погодки: у меня сын, а у неё дочка. Без этого обследования они ходили с мужем по врачам и не могли понять, почему не происходит беременность«.

Елена, Москва: «Беременность через ЭКО в чём-то даже спокойнее»

«Мы с мужем пытались года 2-3 завести детей, но у нас не получалось. Знакомая доктор порекомендовала клинику, мы решились. Нам поставили бесплодие неясного характера. У меня никаких проблем не нашли, у мужа была не очень хорошая спермограмма, но по нижней границе нормы. Сначала нам предложили попробовать инсеминацию, мне тогда было 29 лет. Это проще, чем ЭКО, так как у женщины не забирают яйцеклетки, а вводят только материал мужа. Если женщине нет 30-ти, высока вероятность успеха этой процедуры. Но было 3 попытки — и все неудачные. Потом сделали полный цикл ЭКО. Получилось 4 эмбриона, 2 подсадили и 2 заморозили. Первая попытка — мимо. В следующем цикле без стимуляции подсадили 2 замороженных и — бинго! Двойня. Сейчас им по 1,5 года.

В целом, никаких особенных сложностей у нас не было.

Самым трудным для меня было отпрашиваться регулярно с работы, так как постоянно необходимо было делать УЗИ, до работы я не успевала, приезжала в офис к 10-11.

Хорошо, что в тот момент у меня начальником был француз, который спокойно смотрел на подобные вещи. Естественно, на работе не хотелось афишировать, почему мне постоянно утром куда-то надо.

А так беременность через ЭКО в чём-то даже спокойнее: я была уверена в отобранных сперматозоидах, плюс УЗИ делали с самых ранних сроков. Ещё до всей этой процедуры я была на консультации у эндокринолога, и она меня очень хорошо настроила:говорила, что не надо относиться к ЭКО как к чему-то ненормальному, надо это воспринимать как способ забеременеть, и всё!

Мне очень помог этот посыл».

Александра, Красногорск: «Квоту мне не дали, сказав, что я безнадёжна»

«У меня было 3 попытки ЭКО в 2017 году. Первые две неудачные из-за низкого качества яйцеклеток: они не доживали даже до подсадки. А третья наполовину удачная, т.к. при попытке забора яйцеклетку не смогли найти и решили, что её не было вообще. Однако каким-то мистическим образом беременность произошла, и в январе родилась дочка.

Моя причина выхода на ЭКО — преждевременное истощение яичников. В 31 год, когда я узнала диагноз, состояние было предклимаксное. Квоту мне не дали, сказав, что я безнадёжна. Зато дали справку.

Клинику для ЭКО я выбирала сама, просто по отзывам в интернете. Сначала остановилась на той, что ближе территориально. Но после 2-х неудачных попыток поехала уже в самую дорогую и к „звёздному“ врачу.

ЭКО было в естественном цикле, т.к. опыт двух предыдущих ЭКО показал, что стимуляция классической программы ЭКО мне не помогает — слишком мало осталось яйцеклеток, нечего стимулировать. Дождались роста 1 доминантного фолликула. Уколола я ХГЧ и через 36 часов поехали на пункцию в клинику. Но в этом единственном фолликуле не оказалось яйцеклетки. И мы с моим мужчиной отправились домой с ощущением, что потеряно всё. Серьёзно обговорили программу донорских яйцеклеток, ооцитов. И вот через 2 недели я перед началом цикла делаю тест. А там 2 полоски!

С врачом были на связи всегда. По её мнению, при пункции в саму иглу клетка не попала, произошло самостоятельное оплодотворение. Так бывает очень редко, но всё же бывает. Хотя, если б не тот укол ХГЧ вовремя, не факт, что сама овуляция бы произошла. Таким образом, у меня получилось забеременеть даже не доходя до конца программы ЭКО, уже на этапе пункции яйцеклетки (получение зрелых яйцеклеток из яичников для их последующего оплодотворения и перенесения уже в качестве эмбрионов в матку. — Прим. ред.). Мне кажется, психологический фактор играет также огромную роль. Я была тогда уверена во враче и успехе процедуры, потому забеременела легко».

Ирина, Москва: «У мужа нашли бесплодие при наличии троих детей»

«О диагнозе „бесплодие“ у мужа узнали в 2013-м году, а ребёнок родился в декабре 2016-го. Но мы не сразу сделали ЭКО, о чём сейчас я жалею, если честно.

Все врачи говорили разное. Кто-то, что нам поможет только ЭКО, и срочно, кто-то говорил, „что вы ж такая молодая и здоровая, зачем вам ЭКО, пробуйте сами“.

И мы пробовали. И только через два года всё-таки решились.

Делали платно. По квоте нужно было собирать очень много бумаг, я не была к этому готова. Но анализы при подготовке старалась по максимуму сдавать бесплатно. Когда в поликлинике слышали, для чего это нужно, всегда шли навстречу. Подруга делала по квоте почти параллельно со мной.

У мужа трое детей, поэтому я понимала, что с ним проблем не будет. Мы пробовали несколько месяцев, не получилось. Решила проверить себя. Мне сказали, что у меня всё идеально, и что нужно проверить мужа, даже при наличии троих детей. Ему сразу же поставили кучу неутешительных диагнозов, которые подтвердились в нескольких разных клиниках.

Клинику и врача посоветовала подруга-врач. Самым трудным были неудачные беспричинные попытки. Все разводили руками. Дважды эмбрионы просто не приживались. Каждый раз меняли протоколы. И когда всё-таки получилось, врач сказала, что у неё последнее время все беременеют именно на этом протоколе. Но точно никто ничего сказать не может».

Комментарий психотерапевта Веры Анатольевны Якуповой:

«Процедура ЭКО — испытание для пары, связанное с финансовым, физиологическим и эмоциональным напряжением. При этом технология ЭКО дарит возможность стать родителями, которую сложно было себе представить еще несколько десятилетий назад. Если вы готовитесь к процедуре ЭКО, предлагаю опираться на 3 правила.

1. Когда вы готовитесь к переносу, постарайтесь расслабиться. Все, что было в ваших силах, вы сделали. Дальнейшее не во власти человека. Не переживайте, если быть полностью спокойной не получается — этап ответственный, тревожиться в такой ситуации естественно.

2. Когда мы волнуемся об исходе процедуры ЭКО, все наше внимание приковано к этим мыслям.

Попробуйте настроиться на родительство, помечтайте о том, что ждет вас впереди, ради чего пройден такой сложный путь.

3. Беременность протекает по-разному, случаются недомогания и перепады настроения. В

процессе вы можете испытывать противоречивые чувства: радость, страх, тревогу, эйфорию, раздражение и т.д. Многие из них станут для вас неожиданными, и это нормально. То, что беременность долгожданная, не значит, что вы должны ощущать себя счастливой 100% времени.

Если в процессе подготовки к ЭКО или во время беременности вы испытываете сильные чувства, с которыми вам сложно справиться самостоятельно, не стесняйтесь обратиться к психологу — вместе легче найти точку душевного равновесия».

Спецпроект «В ожидании чуда»

Все материалы спецпроекта



Эксперты: Вера Анатольевна Якупова
Истории родителей —
в нашем телеграм-канале
Подписаться